Евгений Евтушенко — Бабий Яр: Стих

Над Бабьим Яром памятников нет.
Крутой обрыв, как грубое надгробье.
Мне страшно.
Мне сегодня столько лет,
как самому еврейскому народу.

Мне кажется сейчас —
я иудей.
Вот я бреду по древнему Египту.
А вот я, на кресте распятый, гибну,
и до сих пор на мне — следы гвоздей.
Мне кажется, что Дрейфус —
это я.
Мещанство —
мой доносчик и судья.
Я за решеткой.
Я попал в кольцо.
Затравленный,
оплеванный,
оболганный.
И дамочки с брюссельскими оборками,
визжа, зонтами тычут мне в лицо.
Мне кажется —
я мальчик в Белостоке.
Кровь льется, растекаясь по полам.
Бесчинствуют вожди трактирной стойки
и пахнут водкой с луком пополам.
Я, сапогом отброшенный, бессилен.
Напрасно я погромщиков молю.
Под гогот:
«Бей жидов, спасай Россию!»-
насилует лабазник мать мою.
О, русский мой народ! —
Я знаю —
ты
По сущности интернационален.
Но часто те, чьи руки нечисты,
твоим чистейшим именем бряцали.
Я знаю доброту твоей земли.
Как подло,
что, и жилочкой не дрогнув,
антисемиты пышно нарекли
себя «Союзом русского народа»!
Мне кажется —
я — это Анна Франк,
прозрачная,
как веточка в апреле.
И я люблю.
И мне не надо фраз.
Мне надо,
чтоб друг в друга мы смотрели.
Как мало можно видеть,
обонять!
Нельзя нам листьев
и нельзя нам неба.
Но можно очень много —
это нежно
друг друга в темной комнате обнять.
Сюда идут?
Не бойся — это гулы
самой весны —
она сюда идет.
Иди ко мне.
Дай мне скорее губы.
Ломают дверь?
Нет — это ледоход…
Над Бабьим Яром шелест диких трав.
Деревья смотрят грозно,
по-судейски.
Все молча здесь кричит,
и, шапку сняв,
я чувствую,
как медленно седею.
И сам я,
как сплошной беззвучный крик,
над тысячами тысяч погребенных.
Я —
каждый здесь расстрелянный старик.
Я —
каждый здесь расстрелянный ребенок.
Ничто во мне
про это не забудет!
«Интернационал»
пусть прогремит,
когда навеки похоронен будет
последний на земле антисемит.
Еврейской крови нет в крови моей.
Но ненавистен злобой заскорузлой
я всем антисемитам,
как еврей,
и потому —
я настоящий русский!

Анализ поэмы «Бабий Яр» Евтушенко

Евгений Евтушенко, советский поэт, посвятил свое произведение трагедии, произошедшей в Бабьем Яру. Автора потряс не только масштаб жестокости нацистов, но и умышленное замалчивание этих событий. Поэма стала своеобразным протестом против политики Советов и игнорирования Холокоста и травли евреев.

В июне 1941 года, когда войска Германии захватили Киев, советские партизаны устроили взрыв в пункте командования нацистов. Так как уже тогда была пропаганда арийской расы, в гибели немецких военных обвинили евреев. Всех представителей этого народа согнали в овраг, носивший имя Бабий Яр, заставили раздеться и расстреляли. По документам тех времен, за день были убиты 34 тысячи человек, в том числе женщины, дети и старики.

Политика уничтожения евреев продолжалась еще несколько месяцев. Фашисты убивали всех, кого подозревали в сокрытии и принадлежности к еврейскому народу. Много лет советская власть не признавала события сорок первого года частью Холокоста.

Поэма была написана в 1961 году и была переведена на 72 языка. В ней резко осуждались расизм и преследование евреев. Евгений Александрович был также потрясен состоянием огромной братской могилы — место гибели тысяч людей превратилось в свалку.

Он писал:

«Над Бабьим Яром памятников нет.
Крутой обрыв, как грубое надгробье.»

Помимо выявления антисемитских проблем в СССР, автор поднимает тему бюрократии и нежелания признавать проблемы верхушки власти. За это его обвинили в предвзятом отношении и нелюбви к русскому народу.

В целом, стихотворение вызывает двойственные ощущения — с одной стороны, идет явная пропаганда защиты конкретного народа. При этом трагедии и подвиги советского народа в годы Великой Отечественной войны как бы принижаются, становятся неважными и не страшными.

«Мне кажется сейчас —
я иудей.
Вот я бреду по древнему Египту.
А вот я, на кресте распятый, гибну,
и до сих пор на мне — следы гвоздей.
Мне кажется, что Дрейфус —
это я.»

Эти слова ярко описывают состояние поэта, воспринимающего случившееся в Бабьем Яре как личное горе.

Прочтение поэмы оставляет горькое послевкусие и совсем не лишний раз напоминает о том, что нет народов главней. Те, кто об этом забывают, становятся примерно на один уровень с фашистами, которые убивали женщин и детей в далеком 1941 году.

УжасноПлохоНеплохоХорошоОтлично! (24 оценок, среднее: 4,58 из 5)
Категории стихотворения "Евгений Евтушенко — Бабий Яр":
Понравилось стихотворение? Поделитесь с друзьями!

Отзывы к стихотворению: 13

  1. Тамара

    С какой болью написан стих!

  2. Виктор

    Прав был Алексей Марков!

  3. Алла

    Это — Евтушенко! Особый дар настоящего Гражданина!

    1. Максим

      Так что же у кого дар и такая любовь к родине в штаты бегут!!!

      1. Михаил

        «Люблю Россию я, но странною любовью…» Многие «Любители Родины» предпочитают любить её из далека. Многие борются с «поганым западом», отправив туда свои семьи и обзаведясь там недвижимостью и банковскими счетами.

  4. Евгений Шевцов

    Над Бабьим Яром шелест диких трав.
    Деревья чёрные
    под небом синим,
    как одинокие надгробия стоят.
    Всё молча здесь кричит,
    и мыслей скорбных ряд,
    но я же, шапку сняв,
    всё думаю о Матушке России.

    О, русский мой народ,
    ведь ты присягу дал!
    Поддавшись тем,
    чьи помыслы нечисты,
    в безумии впустил в свой дом Кагал* –
    у власти на Руси
    жиды-нацисты!

    И зная доброту твоей земли,
    так подло,
    что, и жилочкой не дрогнув,
    сионисты пышно нарекли
    себя Вождями русского народа!

    В еврейской крови нет вины твоей,
    но ненавистен злобой заскорузлой
    ты сионистам, —
    он еврей,
    и потому — ты враг,
    что православный русский!

    Кровь льется, растекаясь по полям.
    Бесчинствуют Вожди Великой Стройки,
    и пахнет водкой с горем пополам
    от палачей из ВЧК, –
    миг – ты на тюремной койке!

    О, Родина!
    Я сам —
    сплошной беззвучный крик
    над тысячами тысяч погребенных —
    расстрелянный жидом монах старик
    и голодом умученный ребенок.
    * * *
    Царь в западне –
    попал в кольцо.
    Убит под пытками Великий Князь.
    И хамы с лозунгом о лучшем дне
    плюют Царю в лицо,
    смеясь и матерясь.

    Тогда
    «Интернационал»
    над Русью прогремит,
    патриотизм похоронен будет,
    и властвовать в стране
    возмётся лютый жид, —
    Ничто во мне
    про это не забудет!

  5. Аноним

    Чего то я не понял. Бабий Яр, расстрел немцами евреев, причем опять Русские??? Евтушенко, ко, ко, хоть понял о чем писал???
    Он выставил не нацистов в трагедии Бабьего Яра, а Русских, ну скажите что мы сожгли ХАТЫНЬ

  6. Аноним

    Анониму. Во-первых Катынь, во-вторых расстреляли, а не сожгли, а в третьих этот стих написан из-за предрассудков, что евреи виноваты во всем,особенно в том что Вы бедны и несчастны (не потому что не работаете и не думаете… ) Так вот, для тех так думает сам автор идентифицирует себя с идеями и со всем что им пришлось пережить

    1. Аноним

      Не позорься человек…

  7. Просто гость

    Тяжело, когда путаешь белорусскую деревню Хатынь и смоленское село Катынь.

  8. Иван Помидоров

    Умнику, который путает Хатынь с Катынью и умеет считать до трёх, именно Хатынь, деревня в Белоруссии была сожжена немцами, а не Катынь. Евгения Шевцова благодарю за хороший стих. А насчёт Евтушенко и его «Бабьего Яра», там русских расстреляно в 10 раз больше, чем евреев, а Евтушенко горюет только за евреев. Он видать жидомассон.

  9. Сергей

    Забавно будет, если какой-нибудь школьник передерёт этот «анализ» и принесёт его в школу. Там и до постановки на учёт не долго будет.

  10. Анна

    Кто написал такую чушь, стихотворение Евтушенко не отрицает жертвы русского народа. Просто про конкретную нацию, которая особенно сильно пострадала

Добавить комментарий

Читать стих поэта Евгений Евтушенко — Бабий Яр на сайте РуСтих: лучшие, красивые стихотворения русских и зарубежных поэтов классиков о любви, природе, жизни, Родине для детей и взрослых.