Михаил Лермонтов — Нет, я не Байрон, я другой: Стих

Нет, я не Байрон, я другой,
Ещё неведомый избранник,
Как он, гонимый миром странник,
Но только с русскою душой.
Я раньше начал, кончу ране,
Мой ум немного совершит;
В душе моей, как в океане,
Надежд разбитых груз лежит.
Кто может, океан угрюмый,
Твои изведать тайны? Кто
Толпе мои расскажет думы?
Я — или бог — или никто!

Анализ стихотворения «Нет, я не Байрон, я другой» Лермонтова

Лермонтов испытывал огромное уважение к самому известному романтику – Байрону. Во многих произведениях он невольно, а иногда и осознанно подражал ему. Непростая судьба Байрона стала идеальным примером для романтизма. В 1832 г. поэт написал известное стихотворение «Нет, я не Байрон, я другой…», в котором сравнил свою судьбу с жизнью выдающегося англичанина.

Лермонтову было всего лишь 18 лет, но он уже предсказывал многие события в своей жизни. Стихотворение считается пророческим. Поэт сразу же заявляет, что отличается от Байрона. Скорее всего, он имеет в виду, что его судьба будет еще более трагической. Лермонтов даже не мог предполагать, что его ждут две кавказские ссылки и неприятие всего высшего общества. Но он уже заявляет, что станет «гонимым миром странником». Важное значение имеет замечание – «только с русскою душой». Для романтизма в целом была несвойственна патриотическая тема. Романтики не принимали окружающую действительность, стремились к постоянным переменам, путешествиям. Образ родины появлялся только в связи с вынужденным изгнанием, как противопоставление чужбине. Лермонтов же подчеркивает, что его национальность является существенным отличием.

Поэт говорит: «Я раньше начал, кончу ране». Первый сборник стихотворений Байрона был издан, когда ему было 18 лет. Лермонтов начал писать стихи в 14 лет, но первая публикация появилась только в 1835 г. Байрон умер достаточно молодым, в возрасте 36 лет. Поэтому утверждение Лермонтова выглядит крайне пессимистично. Но судьба действительно была к нему более жестока: поэт погиб на дуэли в 28 лет.

Лермонтов находился еще в начале своего литературного пути, но уже заявлял: «Мой ум немного совершит». Его слова были пророческими лишь для современников. Творчество великого русского поэта не было по достоинству оценено при его жизни. Лишь после трагической смерти к нему наконец-то пришло признание.

Лермонтов сравнивает свой внутренний мир с «океаном угрюмым», тайну которого еще предстоит разгадать. Он чувствует, что до конца жизни будет встречать непонимание толпы. Если ему так и не удастся передать свои личные чувства окружающим, то остается надежда лишь на Бога. Вероятно, поэт как раз и имеет в виду посмертное изучение своего творчества. Лермонтов не исключает, что навсегда унесет свою тайну в могилу («или никто!).

Стихотворение действительно во многом пророческое. Но Лермонтов был неправ в самом главном. Потомки по достоинству оценили его жизнь и бессмертное творчество. Произведения поэта вошли в золотой фонд русской литературы.

Популярные тематики стихов

Отзывы к стихотворению


  • Это так проникновенно. Так прекрасно.

    Ксения Дёмина


  • Слова, рифма, чувства прекрасны, но что именно стоит за этими словами?

    Антон


  • Для того, чтобы полностью погрузится в смысл этих строк нужно знать биографию и Лермонтова и Байрона, смысл на поверхности.

    Анастасия


  • Да он был другой, не такой как все. Умеющим любить свой народ и уважать своих врагов, хоть он и воевал с нами в том далеком прошлом. За то что он был честен в своем творчестве я его люблю и уважаю. Он больше всего ненавидел эту имперскую Россию за его зверство коварство. И ему очень больно было видеть все это. …»Страна рабов страна господ». Это не ненависть к России это его боль. Стихи «Нет, я не Байрон, я другой,» начало его творческого подъема. Он как Байрон не едет в далекую Грецию воевать за свободу, защищать угнетенных, когда в его доме в Англии столько угнетенных. Его место здесь, среди своих людей, где много несправедливости и лжи, где Россия ведет захватническую войну на кавказе. Он в самом гуще этих кровавых событии. Тогда 19 веке «Свобода» это мачта для всех лучших сыновей России. 20 летние молодые парни проливали кровь против, тех что свобода превыше всего.

    «Мила черкесу тишина, мила родная сторона,
    Но вольность вольность для героя,
    Милей отчизны и покоя. …» (поэма «Измаил бей»)
    Как и черкесы на алтарь свободы они приносили в жертву свои жизни. И среди всего этого появляются люди щеголявшие перед дамами в черкеске разве мог он простить такое и объектом насмешки становится его приятель. Нет он не Байрон он другой.

    Аноним


Добавить комментарий
Читать стих поэта Михаил Лермонтов — Нет, я не Байрон, я другой на сайте РуСтих: лучшие, красивые стихотворения русских и зарубежных поэтов классиков о любви, природе, жизни, Родине для детей и взрослых.