Марина Цветаева — Крысолов: Стих

ГОРОД ГАММЕЛЬН

(Глава первая)

Стар и давен город Гаммельн,
Словом скромен, делом строг,
Верен в малом, верен в главном:
Гаммельн — славный городок!

В ночь, как быть должно комете,
Спал без про’сыпу и сплошь.
Прочно строен, чисто ме’тен,
До умильности похож

— Не подойду и на выстрел! —
На своего бургомистра.

В городе Гаммельне дешево шить:
Только один покрой в нем.
В городе Гаммельне дешево жить
И помирать спокойно.

Гривенник — туша, пятак — кувшин
Сливок, полушка — тво’рог.
В городе Гаммельне, знай, один
Только товар и дорог:

Грех.

(Спросим дедов:
Дорог: редок.)

Ни распоясавшихся невест,
Ни должников, — и кроме
Пива — ни жажды в сердцах. На вес
Золота или крови —

Грех. Полстолетия (пятьдесят
Лет) на одной постели
Благополучно проспавши, спят
Дальше. ?Вдвоем потели,

Вместе истлели?. Тюфяк, трава, —
Разница какова?

(Бог упаси меня даже пять
Лет на одной перине
Спать! Лучше моську наймусь купать!)
Души Господь их принял.

И озаренье: А вдруг у них
Не было таковых?

Руки — чтоб гривну взымать с гроша,
Ноги — должок не додан.
Но, вразумите, к чему — душа?
Не глубоко ль негодный

— Как жардиньерка — гамак — кларнет —
В нашем быту — предмет?

В городе Гаммельне — отпиши —
Ни одного кларнета.
В городе Гаммельне — ни души.
Но уж тела’ за это!

Плотные, прочные. Бык, коль дюж,
Дюжины стоит душ.

А приосанятся — георгин,
Ниц! преклонись, Георгий!
Города Гаммельна гражданин, —
Это выходит гордо.

Не забывай, школяры: ?Узреть
Гаммельн — и умереть!»

Juri, и R?hrei, и R?hr uns nicht
an 1 (в словаре: не тронь нас!) —
Смесь. А глаза почему у них
В землю? Во-первых — скромность,

И… бережливость: воззрился — ан
Пуговица к штанам!

Здесь остановка, читатель. — Лжешь,
Автор! Очки втираешь!
В сем Эльдорадо когда ж и кто ж
Пуговицы теряет?

— Нищие. Те, что от грязи сгнив,
В спальни заносят тиф, —

Пришлые. Скоропечатня бед,
Счастья бесплатный номер.
В Гаммельне собственных нищих нет.
Был, было, раз — да помер.

Тощее ж тело вдали от тел
Сытых зарыть велел

Пастор, — и правильно: не простак
Пастор, — не всем ?осанна!»
Сытые тощему не простят
Ни лоскута, ни штанной

Пуговицы, чтобы знал-де всяк:
Пуговка — не пустяк!

(Маленькая диверсия в сторону пуговицы:)

Пуговицею весь склад и быт
Держатся. Трезв — застегнут.
Пуговица! Праадамов стыд!
Мод и свобод исподних —

Смерть. Обывателю ты — что чуб
Бульбе, и Будде — пуп.

С пуговицею — все право в прах,
В грязь. Не теряй, беспутный,
Пуговицы! Праадамов крах
Только тобой искуплен,

Фиговая! Ибо что же лист
Фиговый (?Mensch wo bist?? 2) —

Как не прообраз ее? (?Bin nackt 3,
Наг, — потому робею?) —
Как не зачаток, не первый шаг…
Пуговица — в идее!

Пуговицы же (внемли, живот
Голый!) — идея — вот:

Для отличения Шатуна-
Чад — от овец Господних:
Божье застегнуто чадо на’
Все’, — а козел расстегнут —

Весь! Коли с ангелами в родстве,
Муж, — застегнись на все’!

Не привиденьями ли в ночи
— Целый Бедлам вакантный! —
Нищие, гении, рифмачи,
Шуманы, музыканты,

Каторжники…
Коли взять
на вес:
Без головы, чем без 4

Пуговицы! — Санкюлот! Босяк!
От Пугача — к Сэн-Жюсту?!
Если уж пуговица — пустяк,
Что ж, господа, не пусто?

Для государства она — что грунт
Древу и чреву — фунт

Стерлингов. А оборвется — голь!
Бунт! Погреба разносят!
Возвеселися же, матерь, коль
Пуговицею — носик:

Знак добронравия. (Мой же росс
Явственно горбонос —

В нас 5).

==========

Дальше от пуговичных пустот,
Муза! От истин куцых!
От революции не спасет —
Пуговица. Да рвутся ж —

Все’! Коли с демонами в родстве —
Бард, — расстегнись на все’!

(Здесь кончается ода пуговице и возобновляется повествование.)

Город грядок —
Гаммельн, нравов
добрых, складов
полных, — Рай —
город…

Божья радость —
Гаммельн, здравых —
город, правых —
город…

Рай-город, пай-город, всяк-свой-пай-берет, —
Зай-город, за’годя-закупай-город.

Без загадок —
город, — гладок:
Благость. Навык —
город. — Рай —
город…

Божья заводь —
Гаммельн, гадок —
Бесу, сладок —
Богу…

Рай-город 6, пай-город, Шмидтов-Майеров
Царь-город, старшему-уступай-город.

Без пожаров —
город, благость-
город, Авель-
город. — Рай-
город…

Кто не хладен
и не жарок,
прямо в Гаммельн
поез —

жа’й-город, рай-город, горностай-город.
Бай-город, во’время-засыпай-город.

Первый обход!
Первый обход!
С миром сношенья прерваны!
Спущен ли пес? Впущен ли кот?
Предупрежденье первое.

Су — дари, выпрягайте слуг!
Тру — бочку вытрясай, досуг!
Труд, покидай верстак:
?Morgen ist auch ein Tag 7 ?.

Без десяти!
Без десяти!
Уши законопатить
Ватой! Учебники отнести
В парту! Будильник — на’ пять.

Ла — вочник, оставляй мело’к,
Бюр — герша, оставляй чулок
И оправляй тюфяк:
?Morgen ist auch ein Tag?.

Десять часов!
Десять часов!

Больше ни междометья!
Вложен ли ключ? Вде’т ли засов?
Предупрежденье третье.

Би — блию закрывай, отец!
Бюр — герша, надевай чепец,
Муж, надевай колпак, —
?Morgen ist auch ein…?

— Спят
Гаммельнцы…

СНЫ

(Глава вторая)

В других городах,
В моих (через — кра’й-город)
Мужья видят дев
Морских, жены — Байронов,

Младенцы — чертей,
Служанки — наездников…
А ну-ка, Морфей,
Что’ — гаммельнцам грезится

Безгрешным, — а ну’?
— Востры — да не дюже!
Муж видит жену,
Жена видит мужа,

Младенец — сосок,
Краса толстощекая —
Отцовский носок,
Который заштопала.

Повар — пробует,
Обер — требует.
Всё как следует,
Всё как следует.

Вдоль спицы петля’ —
Та’к всё у них плавно!
Павл видит Петра,
А Петр видит Павла,

Конечно — внучат
Дед (точку — прозаик),
Служанка — очаг
И добрых хозяев.

Каспар — заповедь,
Пастор — проповедь.
Не без проку ведь
Спать, — не плохо ведь?

Пуды колбасы
Колбасник (со шпэком),
Суд видит весы,
Весы же — аптекарь,

Наставнику — трость,
Плод дел его швейных —
Швецу. Псу же — кость?
Ошиблись: ошейник!

Стряпка — щипаное,
Прачка — плисовое.
Как по-писаному!
Как по-писаному!

— А сам бургомистр?
— Что’ въяве — то в дрёме.
Раз он бургомистр,
Так что ж ему кроме

Как бюргеров зреть,
Вассалов своих?
А сам бургомистр —
Своих крепостных 8.

Дело слаженное,
Платье сложенное, —
По-положенному!
По-положенному!

(Лишь тон мой игрив:
Есть доброе — в старом!)
А впрочем, чтоб рифм
Не стаптывать даром —

Пройдем, пока спит,
В чертог его (строек
Царь!) прочно стои’т
И нашего сто’ит

Внимания…

==========

Замка не взломав,
Ковра не закапав —
В богатых домах,
Что’ первое? запах.

Предельный, как вкус,
Нещадный, как тора,
Бесстыдный, как флюс
На роже актера.

Вся плоть вещества, —
(Счета в переплете
Шагреневом!) вся
Вещественность плоти

В нем: гниль до хрящей.
С проказой не шутят!
Не сущность вещей, —
Вещественность сути:

Букет ее — всей!
Есть запахи — хлещут!
Не сущность вещей:
Существенность вещи.

Не сущность вещей,
— О! и не дневала! —
Гнилых овощей 9
— Так пахнут подвалы —

Ему предпочту.

Дух сытости дивный!
Есть смрад чистоты.
Весь смрад чистоты в нем!

Не запах, а звук:
Мошны громогласной
Звук. Замшею рук
По бархату красных

Перил — а по мне
Смердит изобилье! —
Довольством — вполне.
А если и пылью —

Не нашей — с весной
Свезут, так уж што ж нам?
Не нищей: сквозной,
А бархатной — штофной —

Портьерной. Красот
Собранием, скопом
Красот и чистот,
А если и по’том —

Добротным, с клеймом
Палаты пробирной,
Не нашим (козлом),
А банковским, жирным

Жилетным: не дам.
По самое небо
— О Ненависть! — храм
Стоглавый тебе бы —

За всех и за вся.

==========

Засова не сняв,
Замка не затронув,
(Заметил? что в снах
Засовы не стонут,

Замки не гремят.
Врата без затвора —
Сон. До’мы — без врат.
Все’ — тени, все’ — воры

В снах).

Сто’ — невест тебе.
Все’ — с запястьями!
Без — ответственно.
Без — препятственно.

Се’ — час жениха!
За кражи! за взломы!
Пустить петуха
В семейные домы!

В двуспальных толстух,
В мужей без измены.
Тот красен петух —
Как стяги — как стены

В иных городах…

Замка не затронув,
Посмотрим, как здрав
В добротных хоромах
Своих — бургомистр.

==========

Домовит, румяни’ст —
Баю-бай, бургомистр.

Завершенная седьмица —
Бургомистрово чело.
Что же мнится? что же снится
Бургомистру? Ни — че — го.

Ничего (как с жи’р-горы
Пот-то!), то есть: бюргеры.

Спи, жирна, спи, верна,
Бургомистрша, жена

Бургомистрова: синица,
Переполнившая зоб.
Что же мнится? что же снится
Бургомистрше? (Хорошо б,

Из перин-то вырвавши…)
…Бюргеры, ей — бюргерши.

Той — пропавшей без вести,
Этой — Цезарь рядышком…
Женщине ж порядочной
Ничего не грезится.

Спи-усни, им не верь,
Бургомистрова дщерь.

Соломонова пшеница —
Косы, реки быстрые.
Что же мнится? что же снится
Дочке бургомистровой?

Запахи, шепоты…
Всё — и еще что-то!

НАПАСТЬ

(Глава третья)

Тетки-трещотки,
Кухарки-тараторки,
— Чепцы, кошёлки —
Бабки-балаболки.

— Сала для лекаря!
— Трав для аптекаря!
— Свежего, красного
Легкого для пастора!

— По — следней дойки!
Девки-маслобойки.
— Ядрёной крупки!
Стряпки-мясорубки.

— Счастья, здоровья,
Сил на три месяца!
— Свежих воловьих
Жил для ремесленников!

Тетки-трещотки,
Торговки-горлодерки
— Кофты на байке —
Хозяйки-всезнайки.

— Све — жая требуха!
— Жи — во’го петуха!
— Масляна, не суха!
— Се’рд — ца для жениха!

— Сливки-последки!
Соседки-добросердки.
— Свежего! с ледничку!
Советницы-сплетницы.

— Взвесь, коль не веришь!
— Жарь — не ужарится!
— Гу — синых перьев
Для нотариуса!

— О’ — вощи да с гряды!
— Со’ — вести для судьи!

Кур — ки-цесарки,
Невесты-перестарки,
Свежи’, с постельки
Вдовицы-коротельки.

— Мни, да не тискай!
— Рдянь — не редиска!
— По — лушка с миской!
— Мозгов для бургомистра!

— Что’ хотите, то берите!
Подолы’, капора’.
Поварихи-разберихи,
Румяные повара.

Но — сы приплюснутые:
— Чего бы вкусненького?
Ла — дошки — ширмочками:
— Чего бы жирненького?

Выловить.
Выудить.
Выведать.
Выгадать.

— Все’ чехлы посняли с кресел!
— А гостей! А гостей!
— Нынче пекарева крестят!
— Новостей! Новостей!

Язвы-тихони.
Один в трахоме
Глаз, другой — пенится.
Сидни-кофейницы.

— Женишка-то, чай, постарше!
— А наряд! А наряд!
— Говорят, что у почтарши…
— Говорят… Говорят…

Язвы-шнырялы,
Кляузы-обмиралы,
— На’ площадь сор неси! —
Козни-цикорницы.

— Нацепил зеленый галстук!
— Ловелас! Ловелас!
— Мясник с тещей поругался!
— А у нас! А у нас!

— Ред — ко — сти…
— Хит — ро — сти…
— Кхе-кхе-кхе…
— Кхи-кхи-кхи…

— Бургомистрова-то Грета!
— Не того! Не того!
— Третью ночь сидит до свету!
— Каково? Каково?

— Свечку жжет…
— Век свой жжет…
— Счастья ждет…
— В гроб пойдет…

— Скатертей однех — с три пуда!
— Чай, одна! Чай, одна!
— Ни за кем, отцу, не буду.
— Не жена! Не жена!

— Грех-таки…
— Стыд-таки…
— Кхе-кхе-кхе…
— Кхи-кхи-кхи…

— Поглядеть — одне костяшки…
— Не в соку! Не в соку!
— К нам на кашку! К нам на чашку
Кофейку! Кофейку!

Клуб
Женский — закрыт:
Суп
Перекипит.

==========

Город грядок
Гаммельн, нравов
добрых, складов
полных —

Мера! Священный клич!
Пересмеялся — хнычь!
Перегордился — в грязь!
Да соразмерит князь

Милость свою и гнев.
Переовечил — хлев,
Перемонаршил — бунт:
Zuviel ist ungesund 10.

В меру! Сочти и взвесь!
Переобедал — резь,
(Лысина — перескреб),
Перепостился — гроб,

Перелечил — чума!
Даже сходи с ума
В меру: щелчок на фунт:
Zuviel ist ungesund.

В меру и мочь и сметь:
Перезлословил — плеть,
Но и не перегладь!
— Только не передать! —

Не пере-через-край!
Даже и в мере знай —
Меру: вопрос секунд.
Zuviel ist ungesund.

В меру! Im rechten Mass 11
Верный обманет глаз.
В царстве — давно — химер —
Вера и глазомер.

Мера и сантиметр!
Вот он, разумных лет
Лозунг, наш тугендбунд.
Zuviel ist un —

Не красоты одной — сало, слышишь? —
Вреден излишек.

Переполнения ж складов — рисом —
Следствием — крысы.

Саго, и сала, и мыла — в меру,
Господи, даруй!

Так и гремит по всему базару:
?Склады-амбары?.

Так, чтобы в меру щедрот: не много
Чтоб, и не мало.
Так и гудит по живому салу:
?Склады-завалы? 12.

К вам, сытым и злым,
К вам, жир и нажим:

Злость сытости! Сплёв
С на — крытых столов!
Но — в том-то и гвоздь! —
Есть — голода злость.

Злость тех, кто не ест:
Не есть — надоест!
Без — сильных не злобь!
(Кры — синая дробь).

Злость тех, кто не сыт:
Се — годня рысит,
А завтра — повис.
(Кры — синая рысь).

(Скороговорка):

Не сыт и не спит,
(Крысиная сыпь),
По сытеньким — прыг,
(Крысиная прыть).

Дом. Склад.
Съе — дят
До — крох.
(Крысиный горох).

Зря — крал,
Зря — клал,
Зря — греб
(Крысиный галоп).

Глав — глад —
Крысиный набат.
Глав — гвалт —
Крысиный обвал.

Куль! Рвись:
Глав — крыс!

==========

А над кулём-то, а над мешком-то —
Точно над трупом!
И перекатывается круто:
?Крысы да крупы?.

(Твой зуб,
Главкруп!)

Докраснобайствовались, мессии
Низшего класса!
Так и свистит по живому мясу:
?Крысы-запасы!?

(Твой всхлёст,
Главхвост!)

==========

— Присягай, визжат, главглоту!
— Взяли склад, дай им глаз!
— Всю’ ночь топали, как рота!
А у нас! А у нас!

— Ушки! Замашки!
— Занды 13 карноухие!
— Все’-то бумажки
Взрыли, перенюхали!

— Присягай, визжат, главблуду!
— Думал — горсть, смотришь — рать!
— Самого, визжат, на блюде
Бургомистра подать!

Эка кру’говерть
Карноусая!
Все’-то пуговицы
Пообкусывали

Штанные!
— Schande! 14
— Schande нам!
— Банды!

— Мастера’ — усы-то салить!
— Ты им: ой! они: бей!
— У нас Библию: на палец,
Дескать — сала на ней!

— Ух, бессовестные!
— Ух, нахрапистые!
Все’-то соусники
Перепакостили!

— Не спасут, визжат, молебны!
— Ты им: Gott! 15 они: глав!
— Весь по буковкам судебный
Растащили устав!

— Ух, нахрапистые!
— Ух, обшарпанные!
Все’-то сахарницы
Пообхаркивали!

— Целый мир грозятся стрескать!
— Солнцеверт! — Мозговрат!
— Из краев каких-то русских,
Кораблем, говорят.

— Граждане!
К спайке!
Schande нам:
Шайки!

Ни торгов от них, ни сна нет:
Ты им: ррраз! Они — сто!
?Голов сахарных не станет, —
А купецки на што??

— Мало этого-то:
Рукой писаные
Все’-то летописи
Поо —

— Присягай, визжат, главсвисту!
— Уж и стыд! Уж и страмь!
— Не совсем, с лица, на крыс-то…
— Да уж крысы ли впрямь?

— Лысины!
— Пасмы!
— Слыхано ль?
В красном!

Предиковинный сорт!
Ты им: Бог, они: черт!

Скок — на башенный шпиц!
Ты им: Негz, 16 они: цыц!

Ты им: чин, они: чушь!
Ты им: пиль! они: куш!

Ты им: стой! они: при!
Ты им: три! они:
— пли!

Коль не бос — кровосос,
Коль не бит — паразит,

— А язык!
— А язык!
— А язык!
— А язык!

У нас: Brot 17, у них: прод,
И язык не берет!

Думал: сдох, смотришь: прет, —
И мышьяк не берет!

У нас: взлом, у них: Ком,
У нас: чернь, у них: те’рн,
Наркомчёрт, наркомшиш, —
Весь язык занозишь!

В новый мир, дескать, брешь:
Не потел — так не ешь,
Не пыхтел — так не ешь,
Не пострел — так не ешь.

До поры, дескать, цел:
Не потел — под расстрел,
Не хотел — под расстрел,
Не пострел — под расстрел!

(Тоном обвинительного акта):

В воровстве.
В кумовстве.
В шельмовстве.
В колдовстве.

(Тоном заговора):

— Все’ мы белые?
— Все.

— В чем же дело?
— В словце.

(Силясь выговорить):

Не терял.
Начинал.
Интеграл.
Интервал.

Наломал.
Напинал.
Интерна —
цио…

— Сказок довольно!
Слушать герольда!
Всех, кто отчизне — сын,
Оповещаю сим…

Не углубляясь в частности:
Гаммельн в опасности!

Горний и дольний!
Слушать герольда!

Все’ и семижды все’,
Знайте: на волоске

— Вот уже рвущемся —
Наше имущество,

Слава и класс,
Граждане, глас

Девы, словес не тратящей:
Постановление ратуши:

?Будь то хоть бес, хоть жид,
Тот, кто освободит

Город от тьмы крысиной,
В дом бургомистра — сыном

Вступит — прошу понять:
Сын означает: зять.

(Треск барабанный.)
В Гаммельне… anno

Domini…? 18.

==========

В тот же час — вините будочника:
Что ж он не усторожил?! —
В город медленно входил
Человек в зеленом — с дудочкой.

УВОД

(Глава четвертая)

— Ти-ри-ли —
— По рассадам германской земли,
— Ти-ри-рам-
По ее городам
— Красотой ни один не оставлен —

Прохожу,
Госпожу свою — Музыку — славлю.

Нынче — здесь,
Да и то половинку, не весь!
— Ти-ри-рам —
Завтра — там,
И хотя повсеместно оболган —

Стар и мал,
Равнодушно никто не внимал
И никто не отказывал в долгом

Взгляде — вслед.
Только там хорошо, где нас нет!

— Сердцелов! —
Только там хорошо, где ты нов:
Не заведом, не дознан, не вызван.

?Прижились?, —
Эта слизь называется — жизнью!

— Переезд! —
Не жалейте насиженных мест!
Через мост!
Не жалейте насиженных гнезд!
Так флейтист, — провались, бережливость!
— Перемен! —
Так павлин
Не считает своих переливов.

— Ти-ри-ли!
Провалитесь, мешки и кули!
— Ти-ри-ли! —
Проломитесь, мучные лари!
Вместо гаммельнских — флейта не ферма! —

— Переступ —
Лип и круп,
Есть индийские пальмы и перлы.

Перелив.
Человек не ключарь кладовых!

Половик,
Червь, а не человек — тыловик!
Это — Гаммельн, а есть Гималаи:
Райский сад.

Так да сяк —
Этот шлак называется — Раем!

Оторвись!
По дорогам цветет остролист!
Отвались!
По оврагам цветет барбарис —
Кисловатый.

Лишь бы сыт!
Этот стыд называется: свято.

Крысы, с мест!
Не водитеся с сытостью: съест!
Крысы, с глаз!
Осаждаемый сытостью — сдаст
Шпагу…
О крысоловах злословят!

Дело слов:
Крысо — лов?
Крысо — люб: значит любит, коль ловит!

Крысы, в…

— Што ж мы?
— В чем дело ж?
— Тошно!
— Приелось!

— Вкусно ж, —
В чем тайна?
— Скушно:
Крайне.

Без борьбы человек не живет.
— У меня отрастает живот:
До колен, как у царских крыс.
— У меня — так совсем отвис.

— Без борьбы человек не жилец!
— У меня разминулся жилет
С животом: не разлад, а брешь.
— У меня объявилась плешь.

— Житие — не жысть!
— Разучился грызть!
— Не поход, а сласть!
— Разучился красть!

— Утром — булки, не меньше двух.
— У меня пропадает слух.
— У меня пошатнулся зуб.
— У меня остывает зуд
В зубах…

— Без слуги не влезаю в башмак…
— Есть такая дорога — большак…
— Без борьбы и овраг — острог…
— Хорошо без сапог!

— Не поход — погост.
— У меня отсыхает хвост.
— В полдень — клёцки, не меньше трех.
— У меня — так совсем отсох.

— Без обид, без злоб…
— Назревает зоб…

— Чуть обут-одет —
Уж опять обед
Из трех блюд…

— Знали б — за’ версту обошли б!
— Помнишь странную вещь: башлык?

Сшиб да стык,
Штык да шлык…

— Без слуги не влезаю в обшлаг…
— Есть такая дорога — большак…
— В той стране, где шаги широки,
Назывались мы…

— Больше сил моих нету: пасс!
— У меня заплывает глаз.
— У меня опадает слог.
— У меня — так совсем затек

Мозг.

— В Москву! — В Карлсбад!
— У меня оседает зад.
— У меня, по утрам, прострел.
— У меня — так совсем осе’л
До земли…

— Лыжи — и к Богу!
— Грыжа!
— Изжога!

Свыкнись —
И крышка!
Сытно —
Слишком.

— Три денька таких — и готов!
— Начинаю любить котов
И купцов…
— Заушат — прощу.
— Завтра дочку свою крещу:

Мне-то — всё одно, ну, а ей —
Ей — целей.

— Не бивак — насест!
— У меня пропадает жест.
ФЛЕЙТА:
Где-то Инд…

— Начинаю вдаваться в винт.

— Различать твое.
— Запирать белье.
— Без штанов махал! —
Начинаю вводить крахмал

В туалет.

— Самолично вощить паркет.
— Господа, секрет:
Отвратителен красный цвет

Мне.
— Нам всем!
— От стыда засыпаю в семь.
— Недурен наезд!
— Начинаю бояться мест

Под мостами.

— Масс.
— Материнских глаз.
— Ну а я — стрельбы!
— Отчего у дворян гербы, —

А у нас…

Гладко, —
Как шваброй!
— Взятки!
— Подагра!

— В трюм бы!
— В гром бы!
…Тумбы.
…Пломбы.

В самый гром бы да в самый шторм!
ФЛЕЙТА:
Пе — ре — корм.

— Всё назад, чуть съем.
— И естественно: после схем,
Диаграмм — да в склад!

— Обращение камерад
Устарело. Ввиду седин
Предлагаю вам господин…

Господин гражданин…
Для … форм.

ФЛЕЙТА, настойчиво:

Перекорм.

Пересып.
Ели б досыта — не пошли б,
Спали б домертва — не прошли б
Ни кило’метра, ни шестой:

Перестой.

Чудо ж делают, не присев:
Перепев.

Пересест!
Не жалейте насиженных мест!
Перемен!
Не жалейте надышанных стен!
Звёзд упавших — и тех не жалейте!

Мертвым — мир.
Выход в ми’р
Вот по этой по самой аллейке, —

Чуть левей.
— У меня пятьдесят сыновей!
Как один.
— У меня проржавел карабин.

— Полно — залежь.
Их — по рвам!
— Без программ
Из амбара — да в Индию?!
— Брали ж

Перекоп!
Не искали ж протоптанных троп
На Москву!
— К черту всю

Быль с се трехсотлетними Lind’ами! 19
— Идем завоевывать Индию!

Напролом!
— У меня недостроенный дом!
— Строим — мир!
— У меня недоеденный сыр!

— Выше носу же не переплюнешь!
ФЛЕЙТА:
Переплюнь!
В синь! в июнь!
В новизну! и к тому — новолунье ж!

Чтоб шагать молодцом —
Выступать нагишом!

Чтоб сошелся кушак —
Выступать натощак!

— Да здравствует полк!
Клыков перещелк.

Довольно с нас круп!
Курков перещуп.

…Сала и масла гарного!
Да здравствует красная..

— Крысы, марш!

Нам опостылел домашний фарш!
Свежесть, которой триста
Лет — не свежа уже! Шагом, марш!
Кто не прокис — окрысься!

Нам опостылел молочный рис!
Погорячее в ранцах!
Три миллиарда индийских крыс
Велико — оке — анских

Ждут, лихорадочные рои
Крысьего штурм унд дранг’а!
С кошками мускусными бои
На побережьях Ганга

Ждут. Не до слоек, не до колбас
Гаммельнских, венских, пражских!
Мы — на вселенную! Мир — на нас!
Кто не пропах — отважься!

Вот они, слойки!
Сдвинься, стройся!

Вот они, смальцы!
Щерься, скалься!

Ни крупинки не припрятавши —
Шагом, шагом мимо ратуши!

Чванься! пыжься! высься! ширься!
Мимо рынка, мимо кирки.

Мыслью — вестью — страстью — выстрелом —
Мимо дома бургомистрова.

А на балконе…
Ах! а с балкона…
Вроде ожога…
Вроде поклона…

Вроде Шираза
Щёчного — тссс…
Кажется — розу
Поднял флейтист?

(Дело вежливости!)
Не задерживаться!
Вышел радоваться, —
Не оглядываться!

Вот он, в просторы — лбом,
Города крайний дом.

==========

— Око — ём!
Грань из граней, кайма из каём!
?Отстаем?, —
Вот и рифма к тебе, окоём!

Скороход
В семитысячемилевых, флот,
Обогнавший нас раз
Навсегда — дальше глаз, дальше лба:

Бредовар!
Растопляющий всякую явь —
Аки воск, —
Дальше всех наших воплей и тоск!

Тоскомер!
Синим по’ синю (восемь в уме),
Как по аспиду школьной доски,
Давшей меру и скорость тоски:

Окохват!
Ведь не зря ж у сибирских княжат
Ходит сказ
О высасывателе глаз.

Ведь не зря ж
Эта жгучая женская блажь
Орд и стай —
По заглатывателю тайн.

Окоим!
Окодер, окорыв, околом!
Ох, сини’м —
синё око твое, окоём!

Вышед в вей,
Допроси строевых журавлей,
В гаолян —
Допроси столбовых каторжан!

— Он! — За ним?
— Он же! — Ну’ а’ за’? — Он же..
— Джаным!
Здесь — нельзя.
Увези меня за

Горизонт!..

==========

— Шел или спал?
— Штиль или шквал?
— Рус или сед?
— Наш ли уж свет?

— Дали не те!
— Ели не те!
— Горы не те!
— Гулы не те!

— Наш или тот?
— Час или год?
— Год или три, —
Сколько же шли?

— Даль не та!
— Пыль не та!
— Синь не та!
Тень не та!

— Плыл или мчал?
— Гаммельн? Квартал.
— Гаммельн? Проспал.
— Гаммельн? Читал

В сказке.
— Весьма не новая
Сказка: левей Ганновера.

— Лес не тот!
— Куст не тот!
— Дрозд не тот!
— Свист не тот!

— Юн как Ахилл!
— Гаммельн? Гостил!
— Гаммельн? Простыл!
— Гаммельн? Учил

В книжке, покамест та’мбуром
Тетки…
— С меня, так Гамбурга
Хватит!

— Вздох не тот!
— Ход не тот!
— Смех не тот!
— Свет не тот!

Синь, а не бел!
— Гаммельн? Пробел.
— Гаммельн? Прозрел:
Блюдо, и ел

С пивом, в одном приятном
Обществе: Hammelbraten. 20

Славный кусок!
— Гаммельн? Дай срок!
— Гаммельн? Заскок!
— Гаммельн? Отек

Мозга.
— Вниманья требую:
Гаммельна просто — не было:

Пыль.
Мель.
Моль.
Нуль.

Наша соль — пыль от пуль!
Наша быль — рваный куль!
Пусть злее чумы, —
Всё ж со’ль земли — мы!

Наша кровь — та же смоль!
Раз кровь — кровью смой!
Пусть ропщут умы, —
Всё ж кровь земли — мы!

Наша дробь — та же трель!
— Эй, раб! Влево цель!
Пав ниже земли, —
Всё ж цвет ее…

— Говорю вам: не те холмы!

— Не Германия!
— Много далее!
— Не Германия!
— И не Галлия!

— Одурманены!
— Знай да взахивай!
— Не Германия!
— И не Влахия!

— Тише тихого!
— Дольше длинного!
Коль не Скифия,
Значит…
— Индия!
ФЛЕЙТА:
Индостан!
Грань из граней, страна из стран.
Синий чан —
Это ночь твоя, Индостан.

Здесь на там
Променявший, и дай на дам,
Гамма гамм,
Восходящая прямо в храм.

Рис, маис,
Промываемый девой из
Кув — шина’:
Тишина твоя, Индостан.

Как стрелок
После зарослей и тревог
В пушину’ —
В тишину твою, Индостан —

Человек…

==========

— Па’годы купола’!
— Что-то синим-синё!
— Рисовые поля!
— Пальмовое вино!

С первоначальных бед,
С первоначальных дрём
Детский и крысий бред
Сахарным тростником.

Миру который год?
Миру который миг?
Перец, в ветрах, цветет!
Сахар, в ветрах, шумит!

Не целина — шагрень!
У синевы налет
Сливы. — Четвертый день
И никоторый год.

Смол
Гул.
Вол.
Мул.

Не полотно — резня
Красок. Дотварный ил.
Творческая мазня
Гения. Проба сил

Демона. В первый раз
Молотом о кремень.
Миру четвертый час
И никоторый день.

Де — вы
Ганга!
Древо
Манго!

Индиго! Первый цвет!
Индия! Первый крик
Твари. Вперись, поэт:
Миру четвертый миг!

Час предвкушаю: смяв
Время, как черновик…
Ока последний взмах —
И никоторый миг

Миру…
СТАРАЯ КРЫСА:
Так-таки и зудит!
Что-то — будто бы — точно — вид
Этой местности мне знаком.
Чем-то пагода на закром

Смахивает…
— Тюрбан! Брамин!
СТАРАЯ КРЫСА:
Что’ за Индия, где овин
На овине…
— Бомбей! Базар!
Дервиш с коброю!
СТАРАЯ КРЫСА:
— И амбар
На амбаре…
— Дворец раджи!
СТАРАЯ КРЫСА:
Вот так тропики в поле ржи!

Черным по’ белу, по складам:
Пальма? Мельня. Бамбук? Шлагбаум.
Кондор? Коршун. Маис? Горох.
Мы от Гаммельна в четырех

Милях, — горсточка, а не полк!
ФЛЕЙТА:
Кривотолк!
Рвите шкурника, чтобы смолк!
Крив и кос
Тот, кто в хоботе видит нос
Собственный и в слоне — закром.
Крив и хром.

(Хлеще! хлеще! рассыпай! нижи
Хроматические гаммы лжи!)

Лжец и трус
Тот, кто в будущем видит — гуз,
Мертв и сгнил
Тот, кто, идучи, видит тыл
Собственный, и в просторах — порт.
Перевёрт!

Передёрг!
Верьте Музыке: проведет
Сквозь гранит.
Ибо Музыки — динамит —
Младше…
— Все’ на единый фронт:
Горизонт!

— Озеро!
— Яхонт!
— Розовым
Взмахом
— Видишь? —
Самим бы!
Ибис!
Фламинго!
СТАРАЯ КРЫСА:
Синее — топит!

— Зеркало тропик!
Кротость —
В сапфирах!
Лотос!
Папирус!

В воду —
Как в спальню.
Озеру —
Пальмы

Низкопоклонство.
— Смоем!
— Напьемся

Соком лотосовым: покой.
ФЛЕЙТА:
Водопой!

Дальним — варево и постой.
Спят и пьют.

СТАРАЯ КРЫСА:

Говорю вам, что это — пруд
Гаммельнский: триста лет, как сгнил!

ФЛЕЙТА:

Кро — ко — дил!

— Сбудется!
— Близится!
СТАРАЯ КРЫСА:

Лужица!
Жижица!

— Шелком ла’стится!
СТАРАЯ КРЫСА:

Головастики!
Безголовым и главарю:
Головастики, говорю!

ФЛЕЙТА:

Словарю —
Смыслов нищему корчмарю,
Делу рук —
Кто поверит, когда есть звук:
Царь и жрец.

СТАРАЯ КРЫСА:

Говорю вам, что это лжец,
Лжец, агент!

ФЛЕЙТА:

Лжет не Музыка — инструмент!

СТАРАЯ КРЫСА:

Trug und Schand! 21

ФЛЕЙТА:

Лжет не Музыка — музыкант!
Обосо’бь!

СТАРАЯ КРЫСА:

Говорю вам, что это топь,
Гать!

ФЛЕЙТА:

Пусть так!
Лучше Музыка, чем мышьяк.

СТАРАЯ КРЫСА:

Смерть!

ФЛЕЙТА:

Что в том?
Лучше озеро, чем закром,
Сплыл, чем сгнил!
Тина? Полно! Коралл! Берилл!
Изумруд…

Ведь не в луже, а в звуке — мрут!

Что’ тело? Тени тень!
Век тела — пены трель!
Нир — вана, вот он, сок!
Ствол пальмы? Флага шток.

В мир арок, радуг, дуг
Флагштоком будет — звук.
Что’ — руки! Мало двух.
Звук — штоком, флагом — дух.

Есмь: слышу! (?вижу? — сон!)
Смысл выше — ниже тон,
Ни — жайший. Тела взмёт,
И — тихо: нота нот.

Воздух душен, вода свежа.
Где-то каждый из нас раджа.
(В смерти…)
С миром глаза смежи…

— Этой Индии мы — раджи!

==========

Раджа па радже!
Но крыс тех уже —
Никто и нигде:
Круги на воде.

В РАТУШЕ

(Глава пятая)

Тайные, статские —
Здравствуйте, ратсгерры!
Старого Гаммельна
Стены избавлены
От даровых жильцов.

Праздник котлов,
Шествие про’твеней, —
Крысы утоплены!

Не был Цезарем бы —
Стал бы поваром бы…
Бейте в сковороды!
Бейте в сковороды!

Дням беспрепятственно
Радуйтесь, ратсгерры!
Ибо очищены
Склады — от хищников,
Головы — от идей.

В ско’вороду — бей!

Иллюминацией
Празднуйте, ратсгерры,
— Цукром с цикорием —
Чудо-викторию
Без кулаков, без пуль.

Праздник кастрюль.
Ратсгерры, дожили:
Крысы уложены.

Сладко ль, солоно ли —
Делать нечего
Вам — исполненное,
Мне — обещанное.

Трепеток.
Шепоток.
Раты — вкось,
Герры — в бок.

Щеки — мак,
Брови — еж:
— То есть — как?
— То есть — что ж?

(Полка с мопсами
В лавке глиняной!)
— Что же — собственно?
Что же — именно?

— Ясно и точно, без некто и где-то:
В собственность деву, по имени Грета.

— Грету? Не Греты у нас и нет:
В землях живем германских.
В городе Гаммельне столько ж Грет,
Сколько, к примеру, Гансов.

Ганс или Грета. Не Грета — Ганс.
За валунами в реку —
В Гаммельн за Гретами. Контраданс:
Коли не Ганс — так Грета.

Выйдет тебе
Суженая!
Выводками!
Дюжинами!

Не косорукий, да не слепой —
Уж себе Грету сыщешь!
Яминка — все’ на один покрой! —
В ямку и прыщик в прыщик.

Оспа в оспину,
Чутка в чуточку.
Чью же собственно
Грету?
— Шутите!

Чью же, думали, высвистывал
Грету — как не бургомистрову?

Кипяток.
Топотёж.
Раты в скок,
Герры — в лёжь,

Раты — в ик,
Герры — в чих.
— И шутник!
— И жених!

Сто кабанов захрюкало:
Заколыхали брюхами.

— Ой насмешил! Утешил же!
Заполыхали плешами.

— В эдаком фартучке
Девоньку?
— Так-таки.

— С ко’робом почестей
Девоньку?
— В точности.

Раты — в фырк,
Герры — в верт.

— Ну и франт!
— Ну и ферт!

Очи — в узь,
Щеки — в глянц.
— Ну и гусь!
— Ну и Ганс!

С кузовом се’ребра —
Девоньку?
— Сеяли!
— Полную житницу
Девоньку?
— Жните же!

— Нотный тюк!
Штанный клок!
— Ну — супруг!
— Ну — зятек!

Уж и шустр!
Уж и быстр!
Ржет без чувств
Бургомистр.

— Наспех, да наскоро
Свадебку?
— Ратсгерры!

— Первую в городе
Девушку?
— Боровы!

?Будь то хоть бес, хоть жид,
Тот, кто освободит
Город — хоть слеп, хоть спятил! —
В дом бургомистра зятем
Вступит, в графу особ
В городе — первых?…
— Стоп!

Не в хороводе, небось, дуда, —
В думе! Шажком! Анданте!
Только про беса и про жида,
Где же про музыканта

Сказано?
Как завершен обряд —
Милости просим, брате!
Всяк музыканту на свадьбе рад, —
Только не в роли зятя.

За музыканта! за нотный крюк!
Звук! — флейтяную дырку!
Где ж это видано, чтобы вдруг
Да с музыкантом — в кирку?

За музыканта! За нервный ком —
Дочку! милей ковач мне!
Что же и делать-то ей с тюком
Нотным — на ложе брачном!

За музыканта! за голый боб!
Может — краях незнамых —
Только не слыхивал Гаммельн, чтоб
За музыкантов — замуж!

— Что’ есть музыка? Щебет птах!
Шутка! Ребенок сладит!
— Что’ есть музыка? — Шум в ушах.
— Увеселенье свадеб.

— Беспоследственный дребезг струн.
— Скука и крики браво.
— Что есть музыка? Не каплун,
А к каплуну — приправа.

— За — бывается: молод был —
Сам загибал преловко!
— Мешанина из бычьих жил,
Дерева и сноровки.

— Околпачивающий пар.
— Нет! Музыкантов кормим
Для того, чтобы пищи вар
В нас протекал проворней.

— Полегонечку — за пивцом —
Да чтобы женский пол был…
Две-три арийки перед сном…
Только не очень долго.

— Что есть музыка? с первых нот:
?Что бы вам, братцы, кончить??
— Ну а я так — наоборот:
Только бы что погромче,
Побасистее!

— Рано встав,
Да коли восемь ртишек…
— Превышение всяких прав.
Гетто: себя не слышишь!

— Музыка? Гриф
С лентами.
— Шлиф.
— К зёву позыв,
— Так… перелив…

— После сольцы — пирожное…
— Из пустоты — в порожнее…

— Не осведомлены, префект:
Музыка есть аффект.

Аффектация неких чувств,
Коих и нету. Хам, мол, —
Кто не чувствует.

— Как ни тщусь
Что-либо, кроме гаммы —

Беспоследственно.
— Факт есть факт:
Музыка есть антракт.

— Рукоделие праздных дур.
Что’ до меня — так стойко:
Пуще всяческих увертюр
Мне по нутру — настройка

Перед оными.
— Фонд есть фонд.
Музыка есть афронт —

Смыслу здравому. Вящий вздор,
Нежель чулок с ажуром.

БУРГОМИСТР:

Выше-высказанное — вздор.
Истина есть. Скажу вам.

Думали — гриф
С лентами? Шлиф?
К зёву позыв?
Так… перелив —

Музыка? Тиф —
Музыка! Взрыв!
По’ степи — скиф!
Жил перерыв!

За головню — да голыми —
Хвать! Из огня да в полымя!

Пострашнее, чем шум в ушах,
Грезы, глаза зажмуря.
Музыка — это банков крах,
Раскрепощенье фурий.

Приглашается папа Пий
На Рождество предместий.
Quatuor 22 четырех стихий,
Раскрепощенье бестий.

Рабской сущности унтергрунд —
Музыка — есть — бунт.

Бунт архангела. Бунт скота.
Бунт галуна в передней.
Не невеста: — клоком — фата! —
За фортепьяно — ведьма!

Лучше шулера пощади,
— Чем музыканта! Дрёма —
В креслах? Бесы на площади’
Думской — и бесы в доме!

Женской сущности септ-аккорд —
Музыка — есть — черт.

Лупоглазого школяра
В пасмах — кулак Потсдаму.
Что есть музыка? ?a ira! 23
Ратсгерры, вот вам гамма!

В оперении райских птах
Демоны: stirb und t?dte! 24
Что есть музыка? Тайный страх
Тайного рата Гёте —

Пред Бетховеном.

Брови — вверх,
Краска — в нос.
Раты — в перх,
Герры — в чёс.

Раты — в крёхт,
Герры — в чох.
— С нами фохт!
— С нами Бог.

Только, талант непризнан,
Ратсгерр от Романтизма,

Новорожденски-розов
И Филомелой прозван:
?Музыка в малых дозах —
Это не так серьезно?.

Бурго-же-мистр, величав и льдист:
— В вас говорит артист.

РАТСГЕРР ОТ РОМАНТИЗМА:

Tempi passati! 25

БУРГОМИСТР:

Ратсгерры, сядьте!
Шутки — за рюмкой.
Думсгерры, думьте!

Можно ли — непостижим Господь —
За музыканта — плоть

Нашу?

==========

В городе — впрочем, одна семья
Гаммельн! Итак, в семействе
Гаммельнском — местоименья ?я?
Нет: не один: все’ вместе.

За исключением веских благ
Я — означает всяк.

Славное слово, и есть в нем прок:
Всяк! Так и льнет шубейкой!
Автору же этих скромных строк
— Озолоти! убей хоть! —

Только одна в нем — зато моя! —
Буква понятна: я.

Необоримая! Так алмаз
Жив в черноте пожара.
Неповторимая! Что есть аз?
Что’ не бывает парой.

На языке невозвратных рас
Аз означает: раз.

(Азры…)

В городе Гаммельне лишь азы…
Впрочем, язык прикусим.
Страшное слово! Страшней грозы
В полночь, гостей за гусем:

Я! (В пожирающем большинстве
Я означает — все’).

Как у соседей! как у людей!
Не мое дело — все’ так!
Автору же, ясновидцу лжей,
Оку — из самых светлых,

Только одна в нем — прошу понять —
Буква доступна: ять.

Я: нагруженная по края
Яблонь: снимай не снимешь!
В Гаммельне ж — вместо именья: я —
Мы — лишь тогда не мнимость,

Не глухонемость, не пень, не тын —
С буквы когда — в аршин!

(Право гигантов!)

— За музыканта?
Это пикантно!
Это пикантно!

Время — пропало!
Место — пространство!
— За зубоскала!
— За голодранца!

— Без будущего!
— За дудочника!

В доме — гнусь.
В лавке — долг.
Черный гусь!
Белый волк!

С крыши — душ,
В спальне — штранд.
— Кто ваш муж?
— Му — зы — кант.

Рук — вместо платы,
Плеск — вместо мяса.
— За звездохвата!
— За лоботряса!

В грезы да в планы
Первенца кутай.
— За великана!
— За лилипута!

— За опусника!
— За фокусника!

Вечный иск!
Всё в ломбард!
Крысий писк
Квинт да кварт.

Деток — кладь.
Geld ist Sand. 26
— Кто ваш зять?
— Му — зы — кант.

Дудка! для этого нужен дых
Дюжий, — весь день дудишь-то!
Не затруднительно в молодых
Ле’тах, а что с одышкой?

Не пригодишься и нужники
Чистить. В слепцы, с жестянкой?
А неоплатные должники —
Все’ они музыканты!

Ратсгерры белым
Полнятся гневом:
— Первую в целом
Городе — деву?

Первому? — браво!
Встречному? — ново!
— За крысодава?
— За крысолова?

Бессахарника?
За каторжника!

Общий ров.
Гроб в обрез.
Ни венков.
Ни словес.

Помер — прей.
Unbekannt. 27
— Кто был сей?
— Му — зы — кант.

Сомущены — в сумятице —
Глазки, обычно в маслице,
Губки, обычно бантиком,
Ратсгерра от Романтики:

— ?В городе Гаммельне вечных благ
Нет, хоть земных и густо.
Гения с Гаммельном — тот же брак,
Что соловья с капустой.

К Розе приписана соловью
Страсть. Изменив пенатам,
Над соловьем моим слезы лью,
А соловей — женатый!

Гения с Гаммельном — где же такт?
Вкус? — не в родстве! не в тоне!
Невразумительней есть ли факт,
Чем соловей — в законе?

Брак — это за’ борт: засесть, залечь,
Закись — тюфяк — свинина…
Не небожителя слышу речь,
Други, а мещанина!

Сам в бургомистровы рад бы влезть
Туфли — так я — предместье!
Но небожителю — что’ за честь
Звать бургомистра — тестем?

Многозначителен — так красив,
Высокосерд — так знатен.
Миродержателя сыном быв,
Стать бургомистра зятем?

Кухонку?
Куколку?
Кольчико?
Только-то?

Что не для лириков — Гименей,
Вам и ребенок скажет.
Остепенившийся Соловей —
Недопустимый казус!

Коль небожители в царстве тел —
Ни лоскутка на дыры
Вам, ибо правильный был раздел
Благ при начале мира:

Нам — только видимый, вам же весь
Прочий (где несть болезни!).
Коль божество, в мясники не лезь,
Как в божества не лезем.

Вам — миродержствовать, нам — родить:
Здесь близнецы, там тройня.
Но музыканту счастливым быть —
По’просту непристойно!

Так предоставьте же сладкий кус
Обыкновенным смертным!
Ваша амброзия слаще уст
Женских, и чище — не’ктар.

Иерофанты в грязи колес,
Боги в чаду блудилищ
Плачьте и бдите, чтоб нам спалось,
Мрите — чтоб мы плодились!

А бургомистрову дочку — план
Дольний — другим заменим.
Впрочем, в подобных делах профан
И ожидаю мненья

Следующих…?

Поразрумянился весь совет,
Лбищи понапружили.
В Гаммельне собственных мыслей нет,
Только одне чужие.

Не мудрено: на земле живут,
Не в облаках витают.
Да и чужих не сказать, чтоб пуд, —
Только одна, и та ведь

Авторская… Шепоток вдоль стен:
?Что’ бы ему взамен??

— Что-нибудь нужное!
Удочку! Дюжину
Недорогих носков!
— Туфельку для часов!

— Что-нибудь на’ стену!
Краскою масляной
Кайзера на коне!
— Дело ведь не в цене!

— Нотную папочку!
— Тросточку! На’ плечи
Что-нибудь из тряпья!
— Кисточку для бритья!

— Так себе — чуточку!
— Штучно! — Посуточно!
Не при дворе ж! в глуши!
— Главное — от души!

— Самую капельку!
— Крохотку! — Крапинку!
— Каб налицо — сюртук,
Я б предложил — утюг:

Прочно и дешево!
— Главное — пошибом
Взять: для подобных бар
Жест — наилучший дар.

Прочее — дорого.
— Дешево — здорово!
Без роковых затрат,
В дельности — аттестат.

Деньги — безвкусица!
Каперцы, устрицы, —
Не диабет — нефрит.
— Гений мечтами сыт.

Доброе мнение —
Вот она, гению,
Плата: кошель похвал.
— Смертный дороже б взял.

Стало быть — аттестационный лист.

РАТСГЕРР ОТ РОМАНТИЗМА:

— Эврика! В руки бейте!
Коль по призванию он — флейтист,
Значит — футляр на флейту!

Раты — в плёск,
Герры — в хлоп.
— Ну и мозг!
— Ну и лоб!

Geben — frisst,
leb’heisst spar’… 28
Раз флейтист —
Так футляр.

— Слажено! — Сложено!
— Замшевый! — Кожаный!

— Для музыкальных душ
Так же приятен плюш.

— Стало быть — плюшевый!
— Ратсгерры, кушанье
Стынет. — Коль нежность — цель,
Так же нежна фланель.

— Главное — умысел!
— В траты не сунувшись,
Чтоб от души — к душе —
Так из папье-маше!

Кабы малейший какой в душе
Прок был — у всех была бы.
А в переводе папье-маше —
Жеваная бумага.

Хоть не корова, а нажую!
Боги — а рты замажем!
Так же как критика — соловью:
Жвачкой, притом — бумажной.

— Чистой! без примеси!
— Принято! Принято!

— Хлопковой! Рисовой!
— Браво! Подписано!

БУРГОМИСТР:

Не проскочил — в зятья!
Но, человека чтя
И в музыканте —
Ратсгерры, встаньте!
Девы, монет не тратящей,
Постановленье ратуши:

Гаммельн — не в царстве душ.
Раз музыкант — не муж,
Раз музыкант — не зять.
В названной отказать
Девушке. (В царстве цен!)
И предложить взамен
Нечто из царства чар:
На инструмент — футляр.

Жвачно-бумажный.
Ибо’ не важно —
Что’ — (?Вещество — лишь знак?.
Гёте) — а важно — ка’к.

Тих как мех.
Тих как лев.
Губы в смех.
Брови в гнев.

Выше звезд,
Выше слов,
Во весь рост —
Крысолов.

?Раз музыкант — так мот.
Дудки не бережет
Дудочник. Треснет — свистнет.
Чехолоненавистник
Он — и футлярокол.
Раз музыкант — так гол.

Чист. Для чего красе —
Щит? Гнойники скрывают!
Кто со всего и все’
В мире — чехлы срывает!

Нехороша — так пнуть!
Чтоб просияла суть.

Не в ушеса, а в слух
Вам протрубят к обедне
В день, когда сбросит дух
Тело: чехол последний.

В день, когда станут — льды.
В душу — и без трубы.

Не в инструменте — в нас
Звук. Разбивайте дудки!
Зорче всего — без глаз
Видящий. Самый гудкий

И благодарный зал —
Грудь. Никогда не мал.

Не соловью беречь
Горло. (Три капли на’ ночь!)
Что до футляра — в печь!
Или наденьте на’ нос…

Ратсгерры! Долг и мзду —
Дочь бургомистра. Жду?.

Зашушукали: шу-шу-шук…
?За каких-нибудь десять штук

Жалких — благо бы крыс! — мышей!
Не видать как своих ушей?.

Грета, Грета, попалась в сеть!
Легче уши свои узреть,

Нежель душу.
— Камыш, шурши!
Не видать как своей души.

ДЕТСКИЙ РАЙ

(Глава шестая и последняя)

Розан ал, студень гол,
А будильник — зол.

В школу! В школу! В школу! В школу!
Норд-Ост — в спину! Норд-Вест — в полы!

Не продравши глаз —
В класс! в класс! в класс!

Жарче шуб, слаще дынь —
А будильник: дзинь!

Разрывай-рывай глаза!
Спать нельзя! нельзя! нельзя!

Собирай-бирай мозги!
Тьма — ни зги! ни зги! ни зги!

Но — гами в чан!
Под кран! Под кран!

Не роман и не драма, — скушна весьма!
Из-под крана смывайте румяна сна!

Готы идут и гунны.
Но, говоря разумно,

Так от готов и гуннов — а мир был мал! —
Что осталось? Хороший балл.

Гул да балл.
Гунн да галл.
(Спутал — влёт).
Галл да гот.

Гот да галл.
— Слишком мал —
Гунн да гот,
— Бутерброд.

Гунны — конные, ножки гнуты.
В фунте двадцать четыре фута.
Плюс на минус выходит — плюс.
Цезарь — немец.

Сейчас проснусь.

Спит сурок, спит медведь.
— Спать не сметь! не сметь! не сметь!

Спит мертвец, спит индус.
— Отосплюсь — просплюсь — просплюсь..

Буки — Аз —
В щелки глаз.

Сотней ос —
В ноздри, в нос.

На’ сто лет, на’ сто мод —
Мой завод — завод — завод.

— Рухнет дуб, рухнет трон —
Заведён — ведён — ведён.

Сотни лет, сотни мод —
А что дальше будет —

Скажет тот, скажет тот,
Кто будильник — будит.

Что’ есть час? Что’ есть год?
Ведь и кратер глохнет!
Скажет тот, скажет тот,
Кто будильник грохнет.

Час пропал, день сгорел,
А будильник — цел.

Были долы —
Выросли горы.
Нынче — в школу,
Завтра — в контору.

Где вы, пчелы?
Где вы, зубрилы?
Нынче в школу,
Завтра в могилу…

Утомительней мошкары…
— Шко — ля — ры!

Что’ это? Новый звук!
Книги летят из рук
— Мимо — и прямо в печь.
Руки хотят от плеч,

Слезы хотят из глаз,
Сало упало в таз,
Мыло упало в суп —
В школьную Morgensupp! 29

Звуки! Звуки! Как из лейки!
Как из тучи! Как из глаз!
Это флейта, это флейта
Это флейта залилась!

Скоки! Скоки! Как из стойла!
Топот-при’топ, топот пряд
— Флейта, лей нам! Флейта, пой нам! —
Жеребят, козлят, телят.

Вольница.
Конница.
Школьники.
Школьницы.

Что ливень с суков,
Что щебень с горы —
Со всех чердаков
Горох детворы.

Школьник? Вздор. Бальник? Сдан.
Ливня, ливня барабан!

Глобус? Сбит. Ранец? Снят.
Щебня, щебня водопад!

Всплески! Всплески! Как из шайки!
Атлас, старься! Грифель, жди!
В роще — сойки, в роще — зайки,
В роще — белые дрозды!

Крики! Крики! Так, примером,
Рты и глотки растворя,
Дикари миссионером
Заедают жития.

— Дет — во — ра!
Золотых вечеров мошкара…
Ди — ка — ри!
Голосистых прудов пискари…

Прочь из нор!
Мотылек — не сурок, не бобер.
Прочь из школ!
Ведь еще первоцвет не отцвел.

Есть у меня — не в службу, а в дружбу! —
Для девочек куклы, для мальчиков ружья,
— Глубокая ловля и быстрая гребля, —
Для девочек — иглы, для мальчиков — кегли,

На — ряд и доспех,
И — вафли — для всех.

Птичкам — рощица, рыбкам — озерце,
На все’ особи, на все’ возрасты!

Младшим — сладости, старшим — пряности,
На все’ тайности, на все’ странности.

Блеск — больно глазам:
Эдем и Сезам.

Под родительскою крышею
Вы там-там бессонный слышали?

Под родительскою кровлею
Кто шербет блаженный пробовал?

Дом — тесный загон
Для львов и для жен.

Есть у меня — сказал, так в ладони! —
Для девочек лани, для мальчиков кони,
Плоды Соломона и розы Саади,
Для мальчиков — войны, для девочек — свадьбы,

Весь мир — нараспев
И ласка для всех.

Рыбки в лужице! Птички в клетке!
Уничтожимте все’ отметки!

Рыбкам — озерце, птичкам — лето, —
Уничтожены все’ предметы!

Рож — дественский стол
В древнейшей из школ.

— Говорят, что он в зеленом!
— Где ж он? — Я иду за звоном.

— Он в жару меня баюкал.
— Где ж он? — Я иду за звуком.

— Я за красною фатой.
— Я за старшею сестрой.

— Говорят, что рай — далёко.
— Я не выучил урока.

— Что-то боязно мне втайне.
— Я — за дальним. Я — за крайним.

— Я — чтоб детство наверстать.
— Не остаться. — Не отстать.

— За отчаявшимся кладом.
— Я — за славой. Я — за стадом.

— Всё равно — домой нельзя уж!
Я — так за’ море! Я — замуж.

— Потому что в школе бьют.
— Потому что все’ идут.

— Ночевать хотел бы в сене.
— Я — за Францем. Я — за всеми.

— Воевать хотел бы с львами.
— Я? не знаю. Ноги сами.

Потому что фатер — бьет.
Потому что — всё идет!

…Колотушки — и те в миндалинках!
Погремушки для самых маленьких!
Сказки — пастора рассмешишь!
И романтики для больших.

На всякие нужды! на всякие вкусы!
Для мальчиков — пули, для девочек — бусы.
На всякие жажды! на всякие масти!
Для мальчиков — игры, для девочек — страсти.

Без свах, без помех.
И — письма — для всех.

— Говорят, что он заводит,
Топит. (Ворочай, народец!)

— Заведет, потом загубит!
— Раз не может, так не будет

Хуже! — В лад — так не злодей!
— В ад — так без проповедей!

— Хорошо еще, что вместе,
Кучей. — А сказать по чести…

(То с воды идет, то свыше, —
Где ж он?) — Ничего не слышу:

Ни гопп-гопп и ни ду-ду, —
Все’ идут, и я иду.

— Есть у меня — всё, всё, кроме ренты!
Для мальчиков флинты, для девочек ленты,
Дозорные знаки и тайные числа,
Для девочек — звуки, для мальчиков — смыслы,

Сих — с теми — родство.
И — рифма — на всё.

Ветер в полы!
Мимо школы!
Целым цирком —
мимо кирки.

Кем ни разу не ласкан
Да без просыпу таскан —
До свидания, классный!
До свидания, пастор!

Не напишем и не пиши!
— Малыши!

Есть у меня — не всё перескажешь! —
Для мальчиков — радость, для девочек — тяжесть,
Нежна — перелюбишь, умна — переборешь.
Для мальчиков — сладость, для девочек — горечь.

Дно — страсти земной…
И — рай — для одной.

Здесь — путы,
Здесь — числа…
Разруха…
Разлука…

Рай — сути,
Рай — смысла,
Рай — слуха,
Рай — звука.

Точно облачко перистое,
Шепот: Грета бургомистрова!

Стройтесь, резвые невестины
Сёстры в свадебное шествие.

Позабыв о сальных бальниках —
За’ руку берите маленьких.

Школьный дом уже с горошину!
На’ руки берите крошечных

Братцев аистовых…
— Не раскаиваться!

Вроде благовеста…
— Не оглядываться!

Вот он, в просторы стай,
Города самый край.

— Зарастай,
След от ног наших. Спросят — в Китай.
Враний грай,
Голоса и шаги заглушай.

Вы, кусты,
Не храните одежд лоскуты.
Ветер, ты
Голоса и шаги относи.

Без следа!
Говорят, что сегодня среда:
День труда.
В том краю воскресенье всегда.

Жить — стареть,
Неуклонно стареть и сереть.
Жить — врагу!
Всё, что вечно — на том берегу!

В царстве моем — ни тюрем, ни боен, —
Одно ледяное! одно голубое!
Под зыбкою рябью, под зыбкою кровлей
Для девочек — перлы, для мальчиков — ловля

Их. — С грецкий орех!
И — ванна — для всех.

Спи-усни, спи-исчезнь,
Жемчуг — чу’дная болезнь.

Хворост — сер. Хочешь — ал?
Вместо хворосту — коралл.

В царстве моем — ни свинки, ни кори,
Ни высших материй, ни средних историй,
Ни расовой розни, ни Гусовой казни,
Ни детских болезней, ни детских боязней:

Синь. Лето красно’.
И — время — на всё.

Тише, тише, дети! Отданы
В школу тихую, подводную.

Лейтесь, лейтесь, розы щёчные,
В воду вечную, проточную.

Кто-то: мел! кто-то: ил!
Кто-то: ноги промочил!

Кто-то: вал! кто-то: гул!
Кто-то: озера хлебнул!

А вода уже по пальчики
Водолазам и купальщицам…

Жемчуга навстречу сыплются.
А вода уже по щиколку…

Под коленочки норовит.
— Хри — зо — лит!

Красные мхи, лазурные ниши…
(А ноги всё ниже, а небо всё выше…)
Зеркальные ложи, хрустальные зальца…
А что-то всё ближе, а что-то всё дальше…

— Берегись! По колено ввяз!
— Хри — зо — праз!

А вода уже по плечико
Мышкам в будничном и в клетчатом.

Выше, выше, носик вздернутый!
А вода уже по горлышко, —

Усладительней простыни…
— Хру — ста — ли…

В царстве моем (нежнейшее dolce 30)…
А веку всё меньше, а око всё больше…
Болотная чайка? Младенческий чепчик?
А ноги всё тяжче, а сердце всё легче…

Поминай, друзья и родичи!
Подступает к подбородочку,

Хороши чертоги выстроил
Нищий — дочке бургомистровой?

— Вечные сны, бесследные чащи…
А сердце всё тише, а флейта всё слаще…
— Не думай, а следуй, не думай, а слушай.
А флейта всё слаще, а сердце всё глуше…

— Муттер, ужинать не зови!
Пу — зы — ри.
____________________________________

Примечания

1. Juri — судья, Ruhrei — яичница-болтунья, национальное блюдо; Ruhr uns nicht an — не
дотрагивайтесь до нас (нем.).

2. ?Человек, где ты?? (нем.).

3. ?Я наг?(нем.).

4. NB! Лучше (примеч. М. Цветаевой).

5. Мой сын Георгий (Мур), родившийся в полный разгар мечты о Крысолове и первой главы его —
1-го февраля 1925 г., в воскресенье, ровно в полдень, в безумную (последнюю!) вьюгу, в избе,
в деревне Вшеноры, близ Праги. МЦ.

6. Ударение, как: Миргород, Белгород и пр. (примеч. М. Цветаевой).

7. ?Завтра — тоже день?(нем.).

8. Burg — по-немецки крепость. МЦ.

9. Подразумевается: запах. МЦ.

10. Излишество вредно (нем.).

11. В меру! (нем.).

12. В последующих строках ударяются слоги: первый, второй и последний (примеч. М.
Цветаевой).

13. Убийца Коцебу (примеч. М. Цветаевой).

14. Позор! (нем.).

15. Бог! (нем.).

16. Здесь: сердечный, дорогой (нем.).

17. Хлеб (нем.).

18. В лето Господне (лат.).

19. Липами (нем.).

20. Жареная баранина (нем.).

21. Обман и стыд! (нем.).

22. Квартет (лат.).

23. Будет дело! (фр.).

24. Умри и убей! (нем.).

25. В прошлом! (ит.).

26. Деньги — песок (нем.).

27. Неизвестен (нем.).

28. Дадим — слопает, жить — значит экономить… (нем.).

29. Утреннюю похлебку! (нем.).

30. Нежнейший тон (ит.).

Анализ поэмы «Крысолов» Цветаевой

Поэма М. Цветаевой «Крысолов» (1925 г.) основана на средневековой немецкой легенде о бродячем музыканте, который избавил город Гаммельн от нашествия крыс. Не получив за это обещанного вознаграждения, музыкант с помощью своей флейты выманил из города всех детей, которых поглотила разверзнувшаяся гора. Взяв за основу сюжет, Цветаева значительно переработала легенду, придав ей острый социальный смысл. Сама поэтесса окрестила свое произведение «лирической сатирой».

В первой главе («Город Гаммельн») Цветаева дает общую характеристику места действия. Город и его жители символизируют собой пошлую и бессмысленную мещанскую жизнь, которую поэтесса презирала. Горожане превыше всего ценят сытость и обеспеченность. Они живут согласно строго установленному распорядку. Малейшее отступление от правил (даже «оторванная пуговица») считается настоящим грехом. Горожане довольны таким образом жизни, они считают Гаммельн «рай-городом».

Вторая глава («Сны») описывает сновидения гаммельнцев. В ней особенно заметен сарказм Цветаевой, для который сны играли очень большую роль в жизни. Любой человек во сне покидает реальный мир, получает возможность путешествовать, летать, совершать подвиги и т. д. Жители Гаммельна настолько пропитались своим убогим бытом, что он проник даже в их сновидения. Засыпая, они видят только то, что им положено по социальному статусу и профессиональной деятельности («весы… — аптекарь», «наставнику — трость», «прачка — плисовое» и т. д.). Лишь дочь бургомистра сумела сохранить остатки воображения, потому что видит во сне «запахи, шепоты… и еще что-то!».

В третьей главе («Напасть») «безгрешный» город подвергается опустошительному набегу крыс, которые символизируют собой большевиков. Цветаева относится отрицательно и к тем, и к другим. Погрязший в мещанстве буржуазный город получает справедливое наказание. Сытость и самодовольство горожан приводят к тому, что все голодные и обездоленные совершают грабительский набег. Сравнивая большевиков с крысами, поэтесса отказывает им в праве называть себя людьми. Она считает, что революция в России привела к резкому падению культурного уровня и «установлению» звериных законов («не потел — так не ешь», «не потел — под расстрел»).

Горожане до безумия напуганы. Бургомистр обращается к жителям с просьбой о помощи и обещает в награду свою дочь. В конце главы в город входит «человек в зеленом — с дудочкой».

В четвертой главе («Увод») Цветаева пародирует период НЭПа в Советской России. Обожравшиеся крысы постепенно сами превращаются в мещан. Идеалы революции забыты, среди бывших нарушителей порядка воцаряется сытость. Музыкант с помощью флейты напоминает крысам об их «великом» прошлом. Музыка призывает их к новым свершениям — завоевательному походу в Индию. По-видимому, Цветаева намекает на планы большевиков по распространению коммунизма во всем мире. Флейтист заводит крыс в озеро, где они и тонут.

Пятая глава («В ратуше») описывает неблагодарность жителей Гаммельна. Избавившись от смертельной опасности, они вновь почувствовали свою силу. Бедный флейтист в их глазах уже недостоин дочери бургомистра. Они принимают решение наградить босяка …бумажным футляром для его флейты.

В шестой главе («Детский рай») изображена страшная месть музыканта. Вновь используя музыкальные чары, он выманивает из Гаммельна всех детей и заводит их, как крыс, в озеро. Назвав такую смерть попаданием в «рай», Цветаева имеет в виду, что для детей это был лучший выход. Оставшись в городе, они бы превратились в таких же тупых и самодовольных мещан.

Поэма «Крысолов» — очень жесткое сатирическое произведение Цветаевой. Она резко критикует как буржуазный, так и коммунистический образ жизни. Единственный положительный герой (и то отчасти) — бродячий музыкант. Музыка в поэме — могучая всесокрушающая сила, способная действительно изменить этот мир.

УжасноПлохоНеплохоХорошоОтлично! (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Категории стихотворения "Марина Цветаева — Крысолов":
Понравилось стихотворение? Поделитесь с друзьями!

Отзывы к стихотворению: 1

  1. Геннадий

    Умнейшая поэма ХХ века.

Добавить комментарий

Читать стих поэта Марина Цветаева — Крысолов на сайте РуСтих: лучшие, красивые стихотворения русских и зарубежных поэтов классиков о любви, природе, жизни, Родине для детей и взрослых.