Вера Полозкова — Снова не мы: Стих

ладно, ладно, давай не о смысле жизни, больше вообще ни о чем таком
лучше вот о том, как в подвальном баре со стробоскопом под потолком пахнет липкой самбукой и табаком
в пятницу народу всегда битком
и красивые, пьяные и не мы выбегают курить, он в ботинках, она на цыпочках, босиком
у нее в руке босоножка со сломанным каблуком
он хохочет так, что едва не давится кадыком

черт с ним, с мироустройством, все это бессилие и гнилье
расскажи мне о том, как красивые и не мы приезжают на юг, снимают себе жилье,
как старухи передают ему миски с фруктами для нее
и какое таксисты бессовестное жулье
и как тетка снимает у них во дворе с веревки свое негнущееся белье,
деревянное от крахмала
как немного им нужно, счастье мое
как мало

расскажи мне о том, как постигший важное – одинок
как у загорелых улыбки белые, как чеснок,
и про то, как первая сигарета сбивает с ног,
если ее выкурить натощак
говори со мной о простых вещах

как пропитывают влюбленных густым мерцающим веществом
и как старики хотят продышать себе пятачок в одиночестве,
как в заиндевевшем стекле автобуса,
протереть его рукавом,
говоря о мертвом как о живом

как красивые и не мы в первый раз целуют друг друга в мочки, несмелы, робки
как они подпевают радио, стоя в пробке
как несут хоронить кота в обувной коробке
как холодную куклу, в тряпке
как на юге у них звонит, а они не снимают трубки,
чтобы не говорить, тяжело дыша, «мама, все в порядке»;
как они называют будущих сыновей всякими идиотскими именами
слишком чудесные и простые,
чтоб оказаться нами

расскажи мне, мой свет, как она забирается прямо в туфлях к нему в кровать
и читает «терезу батисту, уставшую воевать»
и закатывает глаза, чтоб не зареветь
и как люди любят себя по-всякому убивать,
чтобы не мертветь

расскажи мне о том, как он носит очки без диоптрий, чтобы казаться старше,
чтобы нравиться билетёрше,
вахтёрше,
папиной секретарше,
но когда садится обедать с друзьями и предается сплетням,
он снимает их, становясь почти семнадцатилетним

расскажи мне о том, как летние фейерверки над морем вспыхивают, потрескивая
почему та одна фотография, где вы вместе, всегда нерезкая
как одна смс делается эпиграфом
долгих лет унижения; как от злости челюсти стискиваются так, словно ты алмазы в мелкую пыль дробишь ими
почему мы всегда чудовищно переигрываем,
когда нужно казаться всем остальным счастливыми,
разлюбившими

почему у всех, кто указывает нам место, пальцы вечно в слюне и сале
почему с нами говорят на любые темы,
кроме самых насущных тем
почему никакая боль все равно не оправдывается тем,
как мы точно о ней когда-нибудь написали

расскажи мне, как те, кому нечего сообщить, любят вечеринки, где много прессы
все эти актрисы
метрессы
праздные мудотрясы
жаловаться на стрессы,
решать вопросы,
наблюдать за тем, как твои кумиры обращаются в человеческую труху
расскажи мне как на духу
почему к красивым когда-то нам приросла презрительная гримаса
почему мы куски бессонного злого мяса
или лучше о тех, у мыса

вот они сидят у самого моря в обнимку,
ладони у них в песке,
и они решают, кому идти руки мыть и спускаться вниз
просить ножик у рыбаков, чтоб порезать дыню и ананас
даже пахнут они – гвоздика или анис –
совершенно не нами
значительно лучше нас

Анализ стихотворения «Снова не мы» Полозковой

Стихи «Снова не мы» Веры Николаевны Полозковой – погружение в чужую историю любви и на дно собственной.

Стихотворение написано летом 2009 года. Поэтессе исполнилось 23 года, она выпускница кафедры литературной критики на журфаке МГУ, едва год, как вышла ее дебютная книга. С самого начала она связана с театром, играет в поэтических спектаклях, позднее была сформирована собственная концертная команда, где чтение стихов сопровождается музыкой. Стихотворение вышло с посвящением Рыжей (подруге тех лет). В жанровом отношении – любовная лирика в стилистике лирического рифмованного потока сознания, 11 строф. Автор отказывается от заглавных букв, неравномерные строфы плывут, рифмы будто случайно сталкиваются одна с другой. Первые строфы начинаются с отрицания зашедшей в тупик метафизики: «не о смысле жизни, черт с ним, с мироустройством». Сюжетно герои стихотворения – «красивые не мы». Сразу современный водоворот слов и понятий: бар (конечно, подвальный), стробоскоп, самбука (анисовый ликер). А впрочем, безнадежно устаревшее, как все, что больше не на пике моды. Примета осыпающегося времени. Вечер пятницы, счастливая влюбленная парочка. Потом она же – на море. А любовная лодка лирической героини над ними – видимо, разбилась о быт. Обычная история, и все-таки чуточку завидно наблюдать за теми, кто не подозревает о приближающейся катастрофе, а может, ее и вовсе избежит. Цепь философских рассуждений: об одиночестве, старости, скоротечности времени, о призраках, заменяющих живых людей рядом. Авто пишет о своем (вкусе первой сигареты, старой злой смс-ке, фотографии, где толком никого не разглядеть), следит за времяпрепровождением тех самых «красивых» (стоят в пробке, целуются, смеются), рассуждает о социуме, где, конечно, не встретить понимания. В финале жесткая автохарактеристика в духе сбитого летчика: «мы куски бессонного мяса» (то есть, еще способны создать видимость «счастливых разлюбивших», но скорее психологически убивать себя, чтобы чувствовать хотя бы горький вкус жизни). Ритм стиха, интонация постоянно меняются. Метафора: кумиры в труху. Сравнение: кот, как холодная кукла. Ряды анафор. Лексика местами особенно энергичная, сниженная. Эпитеты: идиотскими именами, презрительная гримаса. Прозаизмы: без диоптрий, билетерше.

Стихи «Снова не мы» В. Полозковой – констатация саморазрушения, утери смыслов, бессилии творчества перед болью.

УжасноПлохоНеплохоХорошоОтлично! (55 оценок, среднее: 4,91 из 5)
Категории стихотворения "Вера Полозкова — Снова не мы":
Понравилось стихотворение? Поделитесь с друзьями!

Отзывы к стихотворению: 5

  1. Виктория

    Очень чувственное и проникновенное стихотворение. Довольно интересная строка, цепляет.

  2. Аноним

    Поэтесса нашего времени. Мне нравится..

  3. Олег

    Сильно!

  4. Илья

    как печень и почки болят на тощак
    говори со мной о простых вещах

  5. Пюрбяха

    Объяснить текст «Снова не мы»? А что, интересно.

    Сначала автор, так сказать, устанавливает парадигму. Изначальную условность, с точки зрения которой будет рассматриваться все последующее стихотворение.

    «Ладно, ладно, давай не о смысле жизни и больше вообще ни о чем таком». С кем она говорит? Видимо, с кем-то близким. С человеком, с коим разговоры о смысле жизни и «таком» уже не приносят удовольствия, они вошли в привычку. Это явно некие тяжелые отношения, давние, сложные.

    В таких отношениях разговоры «о смысле жизни» иногда становятся приговором, кажется, будто неизбежным. О чем еще говорить?

    «Лучше, вот, о том, как в подвальном баре со стробоскопом под потолком…» — она начинает перебирать темы, и собственно, занимается этим все стихотворение, то и дело подчеркивая: «Черт с ним, с мироустройством!»

    Как бы пытаясь спасти ускользающую близость, поймать ее за прыткий хвост, она перебирает тему за темой: а вдруг, да он зацепится за какую-то из них. Вдруг, да у нас с ним есть еще что-то общее, кроме вот этих вот высоколобых бесед о мироздании!

    И перебирая тему за темой, она начинает просто рисовать картины, или, еще точнее, воображать такие себе короткие настроенческие зарисовки, пытаясь найти в собеседнике искорку живого интереса.

    Больше того, каждая из этих картин приправлена постоянно повторяющимся «расскажи мне», «расскажи мне»… Она просит, чтобы он рассказал, но все рассказывает сама. Она так сильно хочет, чтобы он вынырнул из своих глубин — сюда, к ней, наружу — и так ясно представляет себе, как именно это должно происходить, что выпаливает все сама.

    И внутри тех зарисовок, которые она создает в этом, вот, потоке сознания, становится видна ее собственная формула счастья. Все вот эти картинки про негнущееся белье, про миски с фруктами, про похороны кота и так далее. Проще говоря, она как бы кричит ему: «Счастье в простом!» Но настолько уверена, что он ее не услышит, что просто бубнит это все себе под нос, совершенно уже не заботясь о том, чтобы ее кто-то понял, будь то он, или я.

    «Как она забирается прямо в туфлях к нему в кровать…»
    «Как летние фейерверки над морем вспыхивают, потрескивая…»

    Все это секундочки ее понимания счастья. Но вот, она не выдерживает и срывается в ту тему, которая ей на самом деле сейчас болит:

    »
    почему у всех, кто указывает нам место, пальцы вечно в слюне и сале
    почему с нами говорят на любые темы,
    кроме самых насущных тем
    почему никакая боль все равно не оправдывается тем,
    как мы точно о ней когда-нибудь написали
    »
    и дальше — еще откровеннее, еще более прямо и по больному:

    »
    наблюдать за тем, как твои кумиры обращаются в человеческую труху
    расскажи мне как на духу
    почему к красивым когда-то нам приросла презрительная гримаса
    почему мы куски бессонного злого мяса
    »
    …и здесь должна бы быть хорошая длинная пауза. Увлекшись и вывернув всю свою боль наружу, она смотрит в глаза собеседнику и видит, что он просто ничего не понял. Просто ничего не услышал. Выдох, и — снова о простых вещах. Потому что о настоящем не получается. Не слышит. Как об стенку горохом.

    »
    вот они сидят у самого моря в обнимку,
    ладони у них в песке,
    и они решают, кому идти руки мыть и спускаться вниз
    просить ножик у рыбаков, чтоб порезать дыню и ананас

    »
    И в последних двух строчках происходит самое интересное. Лирическая героиня расписывается в том недостижимо огромном расстоянии, которое отделяет ее и ее собеседника от этих «простых вещей», которых ей так хочется. Фактически, она расписывается в том, что добраться до них не удастся никогда. Уж больно это все далеко.

    »
    даже пахнут они – гвоздика или анис –
    совершенно не нами
    значительно лучше нас
    »
    И дальше эти двое просто сидят какое-то время молча, а потом, я думаю, расходятся. Говорить становится не о чем.

    То, что я написал, называется трактовка. Она не обязательно должна быть истинной, но интересной или оригинальной ей быть не помешает.

    © Стативко Максим, 2018

Добавить комментарий

Читать стих поэта Вера Полозкова — Снова не мы на сайте РуСтих: лучшие, красивые стихотворения русских и зарубежных поэтов классиков о любви, природе, жизни, Родине для детей и взрослых.