Лев Толстой — Сухман: Стих

Как у ласкова князь-Владимира
Пированье шло, шел почестей пир
На бояр, князей, добрых молодцев.
На пиру — то все порасхвасались:
Один хвастает золотой казной,
Другой хвастает что добрым конем,
Сильный хвастает своей силою,
Глупый хвастает молодой женой,
Умный хвастает старой матерью.
За столом сидит, призадумавшись,
Богатырь Сухман Одихмантьевич,
И ничем Сухман он не хвастает.
Тут Владимир князь, красно солнышко,
Сам по горенке он похажива(е)т,
Желтыми кудрями он потряхива(е)т,
Одихмантьичу выговаривает:
«Что, Сухмантьюшка, ты задумался?
«Что не ешь, не пьешь и не кушаешь,
«Белой лебеди ты не рушаешь,
«И ничем в пиру ты не хвастаешь?»
Взговорил Сухман таковы слова:
«Если хвастать мне ты приказываешь,
«Привезу ж тебе я, похвастаю,
«Лебедь белую не кровавлену
«И не ранену, а живьем в руках».
И вставал Сухман на резвы ноги,
Он седлал коня свого доброго,
Выезжал Сухман ко синю морю,
Ко синю морю, к тихим заводям.
Подъезжал Сухман к первой заводи,
Не наезживал белых лебедей.
Подъезжал Сухман к другой заводи,
Не нахаживал гусей-лебедей,
И у третьей тихой заводи —
Нет серых гусей, белых лебедей.
Тут Сухмантьюшка призадумался:
«Как поеду я в славный Киев град?
«Что сказать будет князь-Владимиру?»
И поехал он к мать Непре реке:
Глядь, течет Непра не по-старому,
Не по-старому, не по-прежнему,
А вода с песком в ней смутилася.
Тут Непру реку Сухман спрашивал:
«Что течешь ты так, мать Непра река,
«Не по-старому, не по-прежнему,
«А вода с песком помутилася?»
Испровещится мать Непра река:
«Я затем теку не по-старому
«Не по-прежнему, по-старинному,
«Что стоят за мной, за Непрой рекой,
«Сорок тысячей злых татаровей.
«Они мост мостят с утра до ночи.
«Что намостят днем, то в ночь вырою.
«Да из сил уж я выбиваюся».
Взговорил Сухман таковы слова:
«То не честь-хвала молодецкая —
«Не отведать мне сил татарскиих».
И пустил коня свого доброго.
Чрез Непру реку перескакивал,
Не мочил копыт его добрый конь.
Подбежал Сухман ко сыру дубу,
Ко сыру дубу, кряковистому,
Дуб с кореньями выворачивал.
А с комля дуба белый сок бежал;
Ту дубиночку за вершину брал
И пустил коня на татаровей.
Стал Сухмантьюшка поворачивать,
Той дубиночкой стал помахивать.
Как махнет вперед — станет улица,
Отвернет назад — переулочек.
Всех побил татар Одихмантьевич,
Убежало ли три татарченка, —
Под кусточками, под ракитовыми
У Непры реки схоронилися.
Подъезжал Сухман к мать-Непре реке,
Из-под кустиков в Одихмантьича
Три татарченка стрелки пустили
Во его бока, в тело белое.
Свет Сухмантьюшка стрелки выдернул
Из своих боков, из кровавых ран,
Листьем маковым позатыкивал,
И спорол ножом трех татарченков.
Приезжал Сухман к князь-Владимиру.
Привязал коня на дворе к столбу.
Сам входил Сухман во столовую.
Тут Владимир князь, красно солнышко,
Сам по горенке он похаживает,
Одихмантьичу выговаривает:
«Что ж, Сухмантьюшка, не привез ты мне
«Лебедь белую, не кровавлену?»
Взговорит Сухман таковы слова:
«Гой, Владимир князь, за Непрой рекой
«Доходило мне не до лебедей.
«Повстречалась мне за Непрой рекой
«Сила ратная в сорок тысячей: —
«Шли во Киев град злы татаровья,
«С утра до ночи мосты ладили,
«А Непра река вырывала в ночь,
«Да из сил она выбивалася.
«Я пустил коня на татаровей
«И побил их всех до единого».
Володимир князь, красно солнышко,
Тем словам его не уверовал,
Приказал слугам своим верныим
Брать Сухмантия за белы руки,
В погреба сажать во глубокие;
А Добрынюшку посылал к Непре
Про Сухмантьевы сведать заработки.
Встал Добрынюшка на резвы ноги,
Он седлал коня свого доброго,
Выезжал в поле к мать-Непре реке,
Увидал — лежит сила ратная,
В сорок тысячей, вся побитая.
И валяется дуб с кореньями,
На лучиночки весь исщепанный.
Дуб Добрынюшка подымал с земли,
Привозил его ко Владимиру,
Так Добрынюшка выговаривал:
«Правдой хвастает Одихмантьевич:
«За Непрой рекой я видал — лежат
«Сорок тысячей злых татаровей,
«И дубиночка Одихмантьича
«На лучиночки вся исщепана».
Тут велел слугам Володимир князь
В погреба идти во глубокие,
Выводить скорей Одихмантьича.
Приводить к себе на ясны очи;
Таковы слова выговаривал:
«За услуги те за великие
«Добра молодца буду миловать,
«Буду жаловать его до люби
«Городами ли с пригородками,
«Еще селами да с приселками,
«Золотой казной да бессчетною».
В погреба идут во глубокие
К Одихмантьичу слуги верные,
Говорят ему таковы слова:
«Выходи, Сухман, ты из погреба:
«Володимир князь тебя милует,
«За твои труды за великие
«Хочет солнышко тебя жаловать
«Городами ли с пригородками,
«Еще селами да с приселками,
«Золотой казной да бессчетною».
Выходил Сухман во чисто поле,
Говорил Сухман таковы слова:
«Гой, Владимир князь, красно солнышко,
«Не умел меня в пору миловать,
«Не умел же ты в пору жаловать,
«А теперь тебе не видать будет,
«Не видать меня во ясны очи».
И выдергивал Одихмантьевич
Из кровавых ран листье маково,
Свет-Сухмантьюшка приговаривал:
«Потеки река от моей крови,
«От моей крови от горючие,
«От горючие, от напрасные,
«Потеки Сухман, ах Сухман река,
«Будь Непре реке ты родна сестра.

УжасноПлохоНеплохоХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Категории стихотворения "Лев Толстой — Сухман":
Понравилось стихотворение? Поделитесь с друзьями!

Отзывы к стихотворению:

  Подписаться  
Уведомление о
Читать стих поэта Лев Толстой — Сухман на сайте РуСтих: лучшие, красивые стихотворения русских и зарубежных поэтов классиков о любви, природе, жизни, Родине для детей и взрослых.