Алексей Толстой — Василий Шибанов: Стих

Князь Курбский от царского гнева бежал,
С ним Васька Шибанов, стремянный.
Дороден был князь, конь измученный пал —
Как быть среди ночи туманной?
Но рабскую верность Шибанов храня,
Свого отдает воеводе коня:
«Скачи, князь, до вражьего стану,
Авось я пешой не отстану!»

И князь доскакал. Под литовским шатром
Опальный сидит воевода;
Стоят в изумленье литовцы кругом,
Без шапок толпятся у входа,
Всяк русскому витязю честь воздает,
Недаром дивится литовский народ,
И ходят их головы кругом:
«Князь Курбский нам сделался другом!»

Но князя не радует новая честь,
Исполнен он желчи и злобы;
Готовится Курбский царю перечесть
Души оскорбленной зазнобы:
«Что долго в себе я таю и ношу,
То всё я пространно к царю напишу,
Скажу напрямик, без изгиба,
За все его ласки спасибо!»

И пишет боярин всю ночь напролет,
Перо его местию дышит;
Прочтет, улыбнется, и снова прочтет,
И снова без отдыха пишет,
И злыми словами язвит он царя,
И вот уж, когда залилася заря,
Поспело ему на отраду
Послание, полное яду.

Но кто ж дерзновенные князя слова
Отвезть Иоанну возьмется?
Кому не люба на плечах голова,
Чье сердце в груди не сожмется?
Невольно сомненья на князя нашли…
Вдруг входит Шибанов, в поту и в пыли:
«Князь, служба моя не нужна ли?
Вишь, наши меня не догнали!»

И в радости князь посылает раба,
Торопит его в нетерпенье:
«Ты телом здоров, и душа не слаба,
А вот и рубли в награжденье!»
Шибанов в ответ господину: «Добро!
Тебе здесь нужнее твое серебро,
А я передам и за муки
Письмо твое в царские руки!»

Звон медный несется, гудит над Москвой;
Царь в смирной одежде трезвонит;
Зовет ли обратно он прежний покой
Иль совесть навеки хоронит?
Но часто и мерно он в колокол бьет,
И звону внимает московский народ
И молится, полный боязни,
Чтоб день миновался без казни.

В ответ властелину гудят терема,
Звонит с ним и Вяземский лютый,
Звонит всей опрични кромешная тьма,
И Васька Грязной, и Малюта,
И тут же, гордяся своею красой,
С девичьей улыбкой, с змеиной душой,
Любимец звонит Иоаннов,
Отверженный Богом Басманов.

Царь кончил; на жезл опираясь, идет,
И с ним всех окольных собранье.
Вдруг едет гонец, раздвигает народ,
Над шапкою держит посланье.
И спрянул с коня он поспешно долой,
К царю Иоанну подходит пешой
И молвит ему, не бледнея:
«От Курбского, князя Андрея!»

И очи царя загорелися вдруг:
«Ко мне? От злодея лихого?
Читайте же, дьяки, читайте мне вслух
Посланье от слова до слова!
Подай сюда грамоту, дерзкий гонец!»
И в ногу Шибанова острый конец
Жезла своего он вонзает,
Налег на костыль — и внимает:

«Царю, прославляему древле от всех,
Но тонущу в сквернах обильных!
Ответствуй, безумный, каких ради грех
Побил еси добрых и сильных?
Ответствуй, не ими ль, средь тяжкой войны,
Без счета твердыни врагов сражены?
Не их ли ты мужеством славен?
И кто им бысть верностью равен?

Безумный! Иль мнишись бессмертнее нас,
В небытную ересь прельщенный?
Внимай же! Приидет возмездия час,
Писанием нам предреченный,
И аз, иже кровь в непрестанных боях
За тя, аки воду, лиях и лиях,
С тобой пред судьею предстану!»
Так Курбский писал Иоанну.

Шибанов молчал. Из пронзенной ноги
Кровь алым струилася током,
И царь на спокойное око слуги
Взирал испытующим оком.
Стоял неподвижно опричников ряд;
Был мрачен владыки загадочный взгляд,
Как будто исполнен печали,
И все в ожиданье молчали.

И молвил так царь: «Да, боярин твой прав,
И нет уж мне жизни отрадной!
Кровь добрых и сильных ногами поправ,
Я пес недостойный и смрадный!
Гонец, ты не раб, но товарищ и друг,
И много, знать, верных у Курбского слуг,
Что выдал тебя за бесценок!
Ступай же с Малютой в застенок!»

Пытают и мучат гонца палачи,
Друг к другу приходят на смену.
«Товарищей Курбского ты уличи,
Открой их собачью измену!»
И царь вопрошает: «Ну что же гонец?
Назвал ли он вора друзей наконец?»
— «Царь, слово его всё едино:
Он славит свого господина!»

День меркнет, приходит ночная пора,
Скрыпят у застенка ворота,
Заплечные входят опять мастера,
Опять зачалася работа.
«Ну, что же, назвал ли злодеев гонец?»
— «Царь, близок ему уж приходит конец,
Но слово его все едино,
Он славит свого господина:

„О князь, ты, который предать меня мог
За сладостный миг укоризны,
О князь, я молю, да простит тебе бог
Измену твою пред отчизной!
Услышь меня, боже, в предсмертный мой час,
Язык мой немеет, и взор мой угас,
Но в сердце любовь и прощенье —
Помилуй мои прегрешенья!

Услышь меня, боже, в предсмертный мой час,
Прости моего господина!
Язык мой немеет, и взор мой угас,
Но слово мое все едино:
За грозного, боже, царя я молюсь,
За нашу святую, великую Русь —
И твердо жду смерти желанной!”»
Так умер Шибанов, стремянный.

Анализ баллады «Василий Шибанов» Толстого

Произведение «Василий Шибанов» принято считать наиболее удачной из ранних работ А. Толстого. Баллада рассказывает нам о патриотизме и смирении души русского человека.

Историческая составляющая произведения

1840 — х годах автор, несколько лет прослуживший в архиве, открывает для себя жанр исторической баллады. В своём произведении Толстой не придерживается строгой хронологии: бегство Курбского произошло раньше, чем была введена опричнина, но автор в числе царской свиты выделяет палачей — опричников.

Сюжетные линии произведения

В балладе представлены 2 сюжетные части:

  • предательство Курбского, перешедшего на сторону литовского княжества;
  • передача письма с обвинениями Грозному и мучительная смерть Василия Шибанова.

В первой части главный герой предстает перед нами простым рабом, преданным сторонником воеводы Курбского. Он отдаёт своему господину своего коня в момент опалы. Добравшись до Латвии князь пишет гневное, оскорбительное письмо Грозному с обвинениями, движимый лишь обидой и злостью. Здесь просматривается равнодушное, негативное отношение рассказчика к Курбскому. Он посылает на смерть верного слугу и, как будто в насмешку, предлагает ему деньги, но Василий отказывается от них: «Тебе здесь важнее твоё серебро, а я передам и за муки». Этим заканчивается первая сюжетная линия.

Далее автор показывает нам Москву, где обычный народ живет в постоянном страхе перед грозным царем: «И молится полный боязни, народ чтоб день миновался без казни». Василий передаёт гневное письмо Грозному, после чего мучительно погибает от пыток.

Как меняется личность главного героя

В начале баллады Василий Шибанов представлен человеком низшего сословия, который смиренно уходит на смертельное задание, движимый лишь «рабской верностью», при этом мы видим легкий намек на осуждение Курбского за измену в некоторых фразах главного героя: «Скачи князь до вражьего стану», «Вишь, наши меня не догнали». Литовцы для Василия так и остались «вражьим станом». Эти слова звучат, как насмешка над Курбским.

Во второй части образ Василия кардинально меняется. Он представлен не просто гонцом, вручившим оскорбительное письмо Грозному. Мы видим посланника, обличающего жестокого царя. Письмо, написанное со злости и с целью оскорбить, указывает Грозному на его пороки, с которыми он вынужден согласиться: » И молвил так царь: «да, боярин твой прав».

В заключении Василий Шибанов, умирая в муках, молится о спасении душ, противопоставленных ему героев. Он, как посланник свыше, страдает за грехи чужих и молится о спасении опального воеводы Курбского, царя Грозного и русского народа.

УжасноПлохоНеплохоХорошоОтлично! (28 оценок, среднее: 4,61 из 5)
Понравилось стихотворение? Поделитесь с друзьями!
Категории стихотворения "Алексей Толстой — Василий Шибанов":

Отзывы к стихотворению: 5

  1. Мария

    Мне понравилось стихотворение! Прекрасно!

  2. Григорий

    За нашу святую, великую Русь!

  3. Света

    Сложно понять подобную верность, совсем не вижу для нее причин. Коня отдал, письмо отвез. До последнего верил в своего князя.

  4. Марина

    Мне интересен один из главных героев баллады —Шабанов. Он,как Христос, молится о своих мучителях и убийцах, что говорит о великой силе духа «Васьки».

  5. Костя

    Честного говоря на этот стих нужна анотация. Я без нее в обще не могу понять смысл стиха, сори.

Добавить комментарий

Читать стих поэта Алексей Толстой — Василий Шибанов на сайте РуСтих: лучшие, красивые стихотворения русских и зарубежных поэтов классиков о любви, природе, жизни, Родине для детей и взрослых.