Александр Блок — В дюнах: Стих

Я не люблю пустого словаря
Любовных слов и жалких выражений:
«Ты мой», «Твоя», «Люблю», «Навеки твой».
Я рабства не люблю. Свободным взором
Красивой женщине смотрю в глаза
И говорю: «Сегодня ночь. Но завтра —
Сияющий и новый день. Приди.
Бери меня, торжественная страсть.
А завтра я уйду — и запою».

Моя душа проста. Соленый ветер
Морей и смольный дух сосны
Ее питал. И в ней — всё те же знаки,
Что на моем обветренном лице.
И я прекрасен — нищей красотою
Зыбучих дюн и северных морей.

Так думал я, блуждая по границе
Финляндии, вникая в темный говор
Небритых и зеленоглазых финнов.
Стояла тишина. И у платформы
Готовый поезд разводил пары.
И русская таможенная стража
Лениво отдыхала на песчаном
Обрыве, где кончалось полотно.
Так открывалась новая страна —
И русский бесприютный храм глядел
В чужую, незнакомую страну.

Так думал я. И вот она пришла
И встала на откосе. Были рыжи
Ее глаза от солнца и песка.
И волосы, смолистые как сосны,
В отливах синих падали на плечи.
Пришла. Скрестила свой звериный взгляд
С моим звериным взглядом. Засмеялась
Высоким смехом. Бросила в меня
Пучок травы и золотую горсть
Песку. Потом — вскочила
И, прыгая, помчалась под откос…

Я гнал ее далёко. Исцарапал
Лицо о хвои, окровавил руки
И платье изорвал. Кричал и гнал
Ее, как зверя, вновь кричал и звал,
И страстный голос был — как звуки рога.
Она же оставляла легкий след
В зыбучих дюнах, и пропала в соснах,
Когда их заплела ночная синь.

И я лежу, от бега задыхаясь,
Один, в песке. В пылающих глазах
Еще бежит она — и вся хохочет:
Хохочут волосы, хохочут ноги,
Хохочет платье, вздутое от бега…
Лежу и думаю: «Сегодня ночь
И завтра ночь. Я не уйду отсюда,
Пока не затравлю ее, как зверя,
И голосом, зовущим, как рога,
Не прегражу ей путь. И не скажу:
«Моя! Моя!» — И пусть она мне крикнет:
«Твоя! Твоя!»

Анализ стихотворения «В дюнах» Блока

Произведение «В дюнах» Александра Александровича Блока – часть цикла «Вольные мысли».

Стихотворение написано летом 1907 года. Поэт претерпевает очередной мировоззренческий и творческий кризис, в рамках символизма ему становится тесно. Теперь он открыт всем ветрам реальности, эпохи. Из очередной поездки в курортное местечко Сестрорецк, к финской границе, он привозит стихи о тех местах. В жанровом отношении – любовная лирика, срез жизни, по размеру – пятистопный нерифмованный ямб, 6 строф. Весь цикл был посвящен литератору Г. Чулкову, единомышленнику, с которым, впрочем, поэт вскоре идейно разошелся. В первой строфе лирический герой высокомерно отрекается от книжной романтики, сентиментальности: «моя душа проста». На все отныне он смотрит «свободным взором». Живет моментом, в беспамятстве страсти. Ни мук, ни сожалений, ни прощаний. Он свой соленому ветру, часть земного мира, и потому – «прекрасен», как и его гортанные песни. «Открывалась новая страна»: тогда еще в составе империи. «Русский бесприютный храм» (в честь Христа Спасителя), который глядит в страну «чужую», в том числе, и по вере. Словно притянутая магнитом или по следу героя, на откосе появляется финская девушка. После дуэли «звериных взглядов» герой начинает погоню, как охотник на дичь. Однако девушка тоже «не любит рабства». Она уходит от остервенелого бега легко, с дразнящим хохотом. Проигравший герой в изнеможении бросается на песок: «я не уйду отсюда». Преследователь ранен в сердце. Он исступленно мечтает о реванше в следующую ночь. Впрочем, сойдутся ли вновь их пути – теперь решает ускользнувшая девушка. Внезапно книжные слова для него обретают плоть и жар, возвращают себе первоначальный смысл. В своей свободе он до боли хочет услышать те самые «жалкие выражения» вместо смеха: «Твоя! Твоя!» Лексика стиха разговорная и возвышенная, атмосфера густая, острая, пьянящая, интонация напряженная. В стихе чувствуется классическая, пушкинская нота. Зримый северный пейзаж, списанный с натуры, до сих пор узнаваемый на старых открытках. Самой станции «Дюны» давно уж нет в помине, сгорел и храм. Эпитеты (сияющий день, нищей красотой, пылающих глазах). Инверсия (стояла тишина, думал я), сравнения (как сосны, как зверя, как рога), яркий портрет героини. Рог – атрибут охоты. Как наваждение – повторы (хохочут).

Стихи «В дюнах» А. Блока – перчатка, брошенная романтике, гимн дикому сердцу, свободной любви.

УжасноПлохоНеплохоХорошоОтлично! (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Категории стихотворения "Александр Блок — В дюнах":
Понравилось стихотворение? Поделитесь с друзьями!

Отзывы к стихотворению: 1

  1. Виктор

    Это стихотворение задело. «И русский бесприютный храм глядел в чужую незнакомую страну». С Блоком не согласен: он сам оттолкнул русский храм. Молилась ли ты на ночь Дездемона? В русском храме больше уюта, чем в бесприютных храмах католиков и протестантов. Пасторы, ксендзы да и раввины, вся эта братия — капелланы, воинственные святоши зла. Они служат доллару и ничему кроме доллара. Вспомните римских пап времен Лукреции, Чезаре и папы Александра Шестого. Рвать тянет от Ватикана. В остальном Блок хорош: Еще бежит она — и все хохочет… Хохочут волосы, хохочут ноги, хохочет платье вздутое от бега… Здорово. Звериный инстинкт желает превратиться в человеческие чувство. Это находка. Ото от Бога, а не от папы Римского. Тьфу, тьфу три раза — не моя зараза.

Добавить комментарий

Читать стих поэта Александр Блок — В дюнах на сайте РуСтих: лучшие, красивые стихотворения русских и зарубежных поэтов классиков о любви, природе, жизни, Родине для детей и взрослых.