Овидий — Наука рыболовства: Стих

[…после мир­но­го цар­ства Сатур­на Юпи­тер]
При­нял мир; закон даро­вал ору­жье любо­му
И научил им вла­деть. Так бод­нуть угро­жа­ет теле­нок,
Хоть у него, малы­ша, еще не про­ре­за­лись рож­ки;
Бег­ст­вом спа­са­ет­ся лань; лев гро­зен отва­гою серд­ца;
В зубе — сила собак; в уда­ре хво­ста — скор­пи­о­нов;
Взма­хи кры­льев несут к спа­се­нью лету­чую пти­цу.
Всех стра­шит неиз­вест­ная смерть. И чув­ст­ву­ет каж­дый,
Где его враг, и как от вра­га защи­тить­ся, и мно­го ль
Силы в защи­те такой. Под­вод­ный губан, разу­ме­ет,
Если, [польстясь на при­ман, заплы­вет в рыбо­лов­ные сети,]
Осте­ре­гать­ся коварств, обе­ща­е­мых этой пожи­вой,
И не бро­сать­ся, уста­вив­ши лоб, на пле­те­ные сна­сти, —
Нет, он хво­стом обра­ща­ет­ся к ним, чтобы частым уда­ром
Щели ячей рас­ши­рить в сетях и вый­ти на волю.
Если же, видя, как в тес­ной щели он гнет­ся и бьет­ся,
Друг-губан пожа­ле­ет его, то, под­плыв к нему сза­ди,
Он уяз­вит его в хвост, чтобы ста­ли уда­ры силь­нее
[И чтобы лег­че добы­ча ушла из опу­тав­шей сети.]
А кара­ка­ти­ца, еже­ли к ней на ходу непо­спеш­ном
Вдруг протя­нуть под про­зрач­ную воду опас­ную руку,
Чер­ную кровь изрыгнет, отем­нит ею свет­лую вла­гу
И отведет насти­гаю­щий взгляд от вер­ной доро­ги.
Даже мор­ской судак, при всей сво­ей люто­сти нра­ва,
В сеть попа­дая, ложит­ся на дно, песок раз­гре­ба­ет
[И, лишь заме­тив, что сеть мино­ва­ла,] выхо­дит нару­жу,
Этой улов­кой сво­ей одолев рыбо­лов­ную хит­рость.
Хищ­ный угорь мор­ской со сво­ей бес­че­шуй­ной спи­ною
Ищет нароч­но в сети, какая дыра покруп­нее
И, выги­ба­ясь опять и опять пово­рот­ли­вым телом,
Прочь усколь­за­ет и всем при­мер пода­ет вредо­нос­ный.
А ось­ми­ног, напро­тив того, сетей избе­га­ет
Тем, что к под­вод­ным кам­ням голо­ва­стое туло­во лепит,
Кожею цвет при­ни­мая такой, как окруж­ное место,
Ибо уме­ет окрас­ку менять. И когда ему спу­стят
Лес­ку с при­ман­кой на ней, он и тут исхит­ря­ет­ся, жад­ный:
Быст­ро вце­пив­шись в нее, он с удою воз­но­сит­ся в воздух
И, обгло­дав­ши крю­чок, отпус­ка­ет его и ухо­дит.
Так же голавль с крюч­ка хво­стом сби­ва­ет при­ман­ку,
Чтобы потом ухва­тить. А мор­ской судак разъ­ярен­ный
Мечет­ся взад и впе­ред по тече­нью и про­тив тече­нья,
Так тря­ся голо­вой, что засев­ший крю­чок в его пасти
Рану раз­двинет и выпа­дет вон, вер­нув ему волю.
Так же и угорь мор­ской не щадит свою злоб­ную силу
И в руко­паш­ную бьет­ся, куса­ясь оска­лен­ным зубом.
Даже попав на уду, он строп­ти­вой души не сми­ря­ет,
a [Тянет­ся челю­стью выше крюч­ка и вгры­за­ет­ся в лес­ку.]
Так и мор­ской звездо­чет, хоть очей на спине не име­ет,
Зна­ет силу сво­их плав­ни­ков и, наце­лив­шись ими,
Пере­ре­за­ет лесу и с крюч­ком в челю­стях уплы­ва­ет.
Не тако­вы в дре­му­чих лесах живу­щие зве­ри —
То пона­прас­ну дро­жать застав­ля­ют их веч­ные стра­хи,
То необуздан­ный дух вле­чет их, сви­реп­ст­вуя, на смерть;
А кому в бег, кому в бой — сама ука­за­ла при­ро­да.
Вот напряг­ший­ся лев идет на охот­ни­чьи рати,
Всех гото­вый разить, и грудь под­став­ля­ет под копья;
С каж­дым шагом все твер­же душа, все неисто­вей ярость,
Гри­ва сотря­се­на и силы умно­же­ны гне­вом;
Вот он рва­нул­ся в пры­жок — и с мощью летит на поги­бель.
А без­образ­ный мед­ведь, из лукан­ской пол­зу­щий бер­ло­ги, —
Что он такое? лишь вес без лица, оту­пе­лая зло­ба!
Взды­бив щети­ну, тра­ви­мый кабан весь яро­стью пышет,
И устрем­ля­ет­ся встре­тить в упор уда­ры желе­за,
И окру­жен, и с пикой в боку испус­ка­ет дыха­нье.
Вот дру­гие — они, пола­га­ясь на рез­вые ноги,
В бег­ство бро­са­ют­ся перед вра­гом, как роб­кие зай­цы,
Лани с рыжей спи­ной и оле­ни, объ­ятые стра­хом.
Тут-то вели­кая сла­ва и честь коням бла­го­род­ным!
Ищет душа их побед, им по серд­цу радость три­ум­фа
Или вен­ков, на кру­гу бего­вом заво­е­ван­ных в цир­ке.
О, посмот­ри, как ска­кун-победи­тель над­мен­но заки­нул
Гор­дую голо­ву, как он вни­ма­ет народ­но­му плес­ку!
Если же впрямь у него на спине кра­су­ет­ся тело
Пав­ше­го льва — как он важ­но идет, напо­каз высту­пая,
Как вели­ча­во разит с раз­ма­ху копы­том тугую
Зем­лю, неся на себе добы­чу слав­ней­шей охоты!
А у собак — какое про­сла­вить досто­ин­ство пер­вым?
Чут­кий ли нюх, неот­ступ­ный ли бег, отваж­ную ль хват­ку?
Вот она, вски­нув­ши нос, засты­ла и нюха­ет воздух,
Вот, при­гнув­шись к зем­ле, по сле­ду зве­ри­но­му рыщет,
Вот раздаю­щий­ся лай созы­ва­ет охот­ни­ков к зве­рю;
Если же тот ускользнет от уда­ров, в него устрем­лен­ных,
Вновь соба­ки за ним летят по хол­мам и доли­нам.
Наши дела — иные, для нас вся надеж­да в нау­ке.
Не пред­ла­гаю тебе заби­рать­ся в откры­тое море,
Чтобы оттуда пытать глу­би­ну про­стран­ной пучи­ны:
Луч­ший путь — это сред­ний путь меж бре­гом и далью.
…………………
Не каме­ни­сты ли там бере­га — ибо ска­лы и кам­ни
Гиб­кую любят уду, а пес­ча­ные отме­ли — невод;
Нет ли высо­кой горы, чья тень ложит­ся на море, —
Тень эта мно­гих из рыб стра­шит, а иных при­вле­ка­ет;
Не зеле­не­ет ли дно сквозь глу­бо­ко­вод­ную тол­щу
Тра­ва­ми, радо­стью рыб, и порос­лью вод­ных рас­те­ний?
Рас­пре­де­ли­ла при­ро­да места в под­вод­ных глу­би­нах
Так, что по-раз­но­му их насе­ля­ют раз­ные рыбы.
Любят откры­тое море мак­рель и мор­ская коро­ва,
И золо­той коне­хвост, и с чер­ною спин­кой летуч­ка,
И неиз­вест­ная в наших морях дра­го­цен­ная стер­лядь;
Рыба-меч, чей удар и впрямь мечу не усту­пит,
Роб­кий тунец, сквозь вол­ну бегу­щий огром­ною ста­ей;
И при­ли­па­ла-малют­ка, вели­кая суд­ну поме­ха;
Рыба-вожак, при ладьях, бороздя­щих широ­кое море,
Пра­вя­щий путь за кор­мой по пен­но­му свет­ло­му сле­ду;
Пес мор­ской, кро­во­жад­ная тварь, под ска­лою живу­щий;
Праж­на-дра­кон, чей сок ядо­вит, и с ней одно­цвет­ный
Мно­го­ко­люч­ник, и в синей воде крас­но­пе­рый баг­ря­ник;
В пят­нах и поло­сах сарг, и радуж­ник, тоже пят­ни­стый,
Малень­кий коль­ча­тый спар, золо­ти­стой сия­ю­щий шеей,
Крас­ный пагр, и рыжий зубарь, и писа­ный окунь,
Сам от себя родя­щий маль­ков, как самец и как сам­ка;
Сол­неч­ник, житель кам­ней, зеле­ный, с некруп­ною пастью
Ред­кая рыба; и мра­мор­ник с пыш­но рас­пи­сан­ным боком;
И зла­тоб­ров­ка в бога­том убо­ре; и умб­ри­ца — рыба
Цве­та свин­ца; и хищ­ный судак, и окунь, и коз­лик,
И мела­нур, за чер­ный свой хвост повсюду хва­ли­мый,
Зеле­но­ва­тый губан и угри: один — зла­то­ло­бый,
И чер­но­бо­кий — дру­гой, из-за ран не щадя­щий и ближ­них;
Ерш мор­ской, что из сети разит вредо­нос­ным уда­ром;
И непри­мет­ная лет­ней порой мор­ская гие­на.
А тра­вя­ни­стое дно иной облю­бо­ва­но рыбой:
Это губан, что уме­ет один пере­же­вы­вать жвач­ку,
Окунь мор­ской, и ламир, и мена, пло­ду­щая рыба;
Бурая рыба-орел, ото всех пре­зи­ра­е­мый иль­ник,
Рыб­ка-колюш­ка, как пти­цы, под­вод­ные вью­щая гнезда;
Крас­но­бо­ро­дый бар­бун с чешу­ею, окра­шен­ной кро­вью,
И косо­рот бело­бо­кий, и кам­ба­ла, схо­жая цве­том,
И удив­ле­нья достой­ней­ший адри­а­ти­че­ский пал­тус,
Плос­кий заяц мор­ской и ляг­ва со скольз­кой спи­ною,
…………………
Голый кол­бень, спин­ным плав­ни­ком нико­му не вредя­щий,
Чер­ный тая­щие яд в про­зрач­ней­шем теле каль­ма­ры,
Жест­кая рыба-сви­нья, карида с изви­ли­стым телом,
И водя­ной осел, не осли­но­го зва­нья достой­ный,
И в отда­лен­ных морях извест­ная миру севрю­га…
…………………

УжасноПлохоНеплохоХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Категории стихотворения "Овидий — Наука рыболовства":
Понравилось стихотворение? Поделитесь с друзьями!

Отзывы к стихотворению:

  Подписаться  
Уведомление о
Читать стих поэта Овидий — Наука рыболовства на сайте РуСтих: лучшие, красивые стихотворения русских и зарубежных поэтов классиков о любви, природе, жизни, Родине для детей и взрослых.