Роберт Бернс — Кинмонт Вилли: Стих

О Сэкелде лживом знаешь ли ты?
О Скрупе коварном известно ль тебе?
Они захватили Кинмонта Вилли,
Чтоб вздернуть шотландца тайком на столбе.
Ах, было б у Вилли хоть двадцать стрелков,
Хоть двадцать таких же, как Вилли, ребят,
Предателям лживым не знать бы поживы,
Хоть было их трижды по пятьдесят.
Связав ему ноги под брюхом коня,
Скрутив ему руки тугой бечевой,—
Пятеро справа и пятеро слева —
Его проволок через Лиддел конвой.
Его проволок через Лиддел конвой,
Провез по карлайлским пустынным местам,
А в замке Карлайле коней расседлали
И Скрупу оставили пленника там.
«Я пленник, но волен спросить у тебя:
Скажи, покровитель предательских дел,
Кто тут не боится закона Границы?
Кто с Баклёхом храбрым тягаться посмел?»
«Заткни свою глотку! Шотландцы твои
Тебе не помогут, тебя не найдут,
И, прежде чем ты этот замок покинешь,
Клянусь, что за все ты расплатишься тут!»
«Лорд Скруп, я душою своею клянусь,
Что ты предаешься тревоге пустой;
Поведать хочу я: в трактирах ночуя,
Всегда я по счету платил за постой».
Известие это до наших дошло,
И Баклёха весть обожгла, как огнем,
Что Кинмонта грубо наемники Скрупа
Похитили в час между ночью и днем.
Он по столу в гневе хватил кулаком,
Да так, что вино его брызнуло вверх:
«Уж ежели Скрупу не отомщу я,
Да буду я проклят отныне вовек!
Да разве мой шлем — это вдовий платок,
А пика — лозе безобидной родня,
А взмахи десницы — как ахи девицы,
Что мог англичанин унизить меня?!
Неужто похитили Вилли они,
Когда перемирие на рубеже?
Наверно, решили, что Баклёх отважный
Не страж на шотландской границе уже!
Неужто похитили Вилли они
В своем ослепленье, в бесстыдстве своем?
Наверно, забыли, что Баклёх умеет
Вскочить на коня и ударить копьем!
Да если бы не было мира сейчас,
Да если б войны наступила пора,
То замок Карлайл, как снег бы, растаял,
Будь он из гранита и серебра.
Английскою кровью я б замок омыл,
Разбойничье логово сжег бы дотла,
Вовеки не знал бы никто в Камберленде,
Где крепость коварного Скрупа была!
Но нет с англичанами нынче войны,
Есть мир — и да будет во веки веков!
Ни девушек их, ни парией я не трону,
Но Кинмонта Вилли спасу от оков!»
И кликнул он сорок лихих молодцов —
Один воспитал их и пестовал род;
Единственным был не из нашего клана
Отважный и доблестный сэр Эллиот.
И кликнул он сорок лихих молодцов,
Все кровные родичи, каждый за всех,—
В зеленых перчатках, и шпоры на пятках,
И синие перья венчали доспех.
И ехали десять из нас впереди
С рожками и горнами, как егеря;
И ехали десять с начальником рядом,
Стальными клинками на солнце горя;
И ехали десять на добрых конях
С поклажей из лестниц, ломов и лопат;
И ехали десять безмолвною стражей;
В Вудхаусли двигался грозный отряд.
Мы Бетибл-ленд миновали, и вот
В чужие владенья вошли наконец;
Кого же вначале мы там повстречали?
Нам встретился Сэкелд, предатель и лжец.
«Куда вы, охотники, держите путь?» —
Спросил у десятки охотничьей он.
«Травить мы английского едем оленя,
Который ступил за шотландский кордон».
«Куда вы, о воины, держите путь?» —
Спросил у охраны начальника он.
«Хотим изловить мы того негодяя,
Который нарушил Границы закон».
«Зачем эти длинные лестницы вам?
Куда направляетесь вы, мастера?»
«Воронье гнездо разорить собрались мы,
Его ведь давно уничтожить пора».
«Безмолвные стражи, далек ли ваш путь?
Куда вы спешите, никак не пойму?»
Но Дикки из Драйхопа, старший десятки,
Ни слова в ответ не промолвил ему.
«Ни с места, ворюги, здесь наша земля!
Разбойнику дальше дороги вам нет!»
А Дикки — он снова не молвил ни слова
И только проткнул его пикой в ответ.
Тогда мы направились дальше, в Карлайл,
И Иден разлившийся пересекли,
Набухший водою, грозивший бедою,
Но мы и людей, и коней сберегли.
Мы к Стеншоу вышли, к песчаной косе,
И ветер пахнул на бойцов, и тотчас
Нам спешиться всем приказал предводитель,
Чтоб конское ржанье не выдало нас.
Когда же покинули Стеншоу мы,
То ветер завыл, загудел, и вдали
Гроза разразилась и небо затмилось,
Когда мы под стены Карлайла пришли.
Ползком пробирались, почти не дыша,
Приставили длинные лестницы вмиг,
Полезли по стенам, и в раже военном
Сам Баклёх всех ранее крыши достиг.
Дозорного Баклёх за горло схватил,
К ногам опустил на свинцовый настил:
«Тебя я закинул бы через границу,
Когда бы условия мира не чтил!
Горнист, начинай же, чтоб лорд услыхал,
Чтоб он пробудился от песни ночной!»
И грянула гордо мелодия горна:
«Где тот, что осмелится спорить со мной?»
За дело взялись мы, за дело взялись:
Мы клич испустили, зовущий на бой,
Свинец мы рубили, дыру мы пробили
И в залу свалились вопящей гурьбой.
Почудилось им, будто рать короля
Обрушилась, словно лавина в горах,
На деле же двадцать и двадцать шотландцев
У тысячи в душах посеяли страх.
К чертям мы сшибали ломами замки,
Решетки зубилами рушили мы,
Старались, ругались, пока не добрались
До Кинмонта Вилли, до нижней тюрьмы.
И вот мы добрались до нижней тюрьмы,
Где Вилли был цепью прикован к стене:
«Привет тебе, воин! Ты что-то спокоен,
Ты спишь, о последнем не думая дне!»
«О братья, привет вам! Уже я не сплю —
Я спал на пороге последнего дня.
Поклон мой отчизне, и клану, и жизни,
И храбрым парням, что дрались за меня!»
И Роувен Рыжий его подхватил
(Таких силачей не бывало и нет!);
«Эй, Роувен Рыжий, постой, погоди же,
Я лорду пошлю мой прощальный привет.
Прощай, мой хозяин, любезнейший Скруп,
Известный радушием и добротой!
Мой долг сохранится до встреч на границе —
Тогда я тебе заплачу за постой!»
И с криком и гиком ватага парней
Из замка долой земляка понесла,
При каждом движенье железные цепи
Гремели, как медные колокола.
«Несчетное множество раз на конях
Скакал я и лесом, и горной тропой,
Но зверя такого, как Роувен Рыжий,
Клянусь, никогда я не знал под собой!
Несчетное множество раз скакунов
Я шпорил, скача через ров и забор,
Но небом клянусь я, что в жизни ни разу
Таких тяжеленных не нашивал шпор!»
Мы к Стеншоу вышли, и тут загремел
Трезвон колокольный и пение труб,
И тысяча конных примчалась вдогонку,
Их вел за собою разгневанный Скруп.
И Баклёх свернул к полноводной реке,
Туда, где она бушевала, как зверь,
И ринулся в буйство потока с отрядом,
И выплыл на том берегу без потерь.
К английскому берегу стал он лицом
И бросил перчатку: «Визит за визит!
Мы в Англии лорду пришлись не по вкусу?
В Шотландии нас он пускай навестит!»
Лорд Скруп, потрясенный, недвижно стоял,
Как каменный, — сдвинуться с места не мог,
С растерянным видом смотрел он на Иден,
Когда переплыли мы грозный поток:
Наверное, ведьма его родила,
А может, из пекла пожаловал он?
Я в чертову воду не прыгнул бы сроду,
Сули мне судьба хоть богатство, хоть трон!»

УжасноПлохоНеплохоХорошоОтлично! (2 оценок, среднее: 4,50 из 5)
Категории стихотворения "Роберт Бернс — Кинмонт Вилли":
Понравилось стихотворение? Поделитесь с друзьями!
Добавить комментарий

Читать стих поэта Роберт Бернс — Кинмонт Вилли на сайте РуСтих: лучшие, красивые стихотворения русских и зарубежных поэтов классиков о любви, природе, жизни, Родине для детей и взрослых.